Что сказали Нурмагомедов и Фергюсон на пресс-конференции: цитаты

фото - Что сказали Нурмагомедов и Фергюсон на пресс-конференции: цитаты
Хабиб Нурмагомедов, Дэйна Уайт и Тони Фергюсон
7 марта 2020, 11:22

Минувшей ночью в Лас-Вегасе состоялась первая пресс-конференция чемпиона UFC в лёгком весе россиянина Хабиба Нурмагомедова (28-0) и американца Тони Фергюсона (25-3). Напомним, что их бой должен стать главным событием турнира UFC 249, запланированного на 18 апреля в Бруклине (США).

Предлагаем вашему вниманию высказывания бойцов на мероприятии. 

Хабиб – о важности этого матча для своего наследия: “Я думаю, мы должны подраться (Тони: “На хер твое наследие”). Тони заслужил это, он будет настоящим испытанием для меня. Я уважаю его навыки. Он очень хорош как боец, но люди не любят его, потому что он тупой. Никто не понимает его (Тони: “Я очень образованный”). Честно говоря, он выглядит тупым, и никто его не любит. Но как боец он очень хорош, я уважаю его навыки, и именно поэтому он здесь. Крупнейший бой года, посмотрим”.

Хабиб – о том, чего он еще хочет достичь в своей карьере: “Вы знаете, я люблю испытания. Когда я дрался с Конором, с Порье, во всех моих поединках… Эти парни – одни из лучших в мире, и глядя на свое наследие, я понимаю, что должен подраться с Тони Фергюсоном. Если хочу стать величайшим легковесом в истории, я должен победить этого парня. Вот для чего я здесь”.

Тони: “Я – наемный убийца для этой сучки. Я даже не дам тебе выпрыгнуть из клетки”.

Тони – о том, как этот бой стал для него делом личным: “Хабиб задолжал мне денег, бьет школьников и та история с бездомными – это уже три промаха (прим: законы трех ошибок (Three strikes laws) в США обязывают суды приговаривать к длительному заключению преступников, совершивших три и более серьезных преступления. У Тони в руках бейсбольный мяч, и эти законы получили название из бейсбола, где после трех промахов бьющий выбывает из игры.) Ты выбываешь на хрен.

В целом, это обычный бой. Думаю, это все вокруг накалены, а я вообще спокоен. Мне незачем говорить всякое дерьмо. Я уважаю его, но это Калифорния, мужик, три ошибки здесь не прощают.

Хабиб – о том, что Мейвезер хочет 600 миллионов за бой с ним: “600 миллионов за что? За бой со мной? Кто даст ему столько? Не ты? И не я тоже. Не думаю, что Дэйна даст ему 600 миллионов долларов. Если он хочет драться, то мы можем провести такой поединок: 11 раундов по боксу и один по ММА. Если его это устраивает – поехали, мы можем встретиться”.

Тони (перебивает): “Тебе не хватит гребаных кондиций на 11 раундов”.

Хабиб: “Эй, заткнись, я не с тобой разговариваю”.

Тони: “Ты жирный, ты сейчас размерами с Кормье”.

Хабиб: “У нас уже есть вариант, есть предложение – сто миллионов за бой с Флойдом на Ближнем Востоке”.

Тони: “Это бред, почему ты говоришь о боксе? Я здесь, и нам предстоит драться. К черту это дерьмо, тебе нужно пахать, нужно сосредоточиться. Я выиграю этот бой, мудило”.

Хабиб: “Мейвезер – очень большое имя, и сейчас у меня тоже большое имя, и мы можем подраться, но…”

Тони (перебивает): “По-настоящему большое имя – это Хабиб Нур-ма-го-ме-дов”.

Хабиб: “…но это должно быть 11 раундов бокса и один ММА. Поехали, я готов”.

Хабиб – о том, как скажется на его выступлении то, что бой с Фергюсоном стал делом личным: “Когда выходишь в клетку, нельзя слишком серьезно воспринимать личный аспект поединка. Потому что мы должны быть расслабленными и сфокусированными, следовать своему плану.

Выходя в клетку, я веселюсь: мне нравится изматывать своих оппонентов, заставлять их сдаваться. С Тони это будет сложнее сделать, чем с другими моими оппонентами, но кто знает… Посмотрим, 18 апреля будет очень важный вечер для истории легкого дивизиона. Победитель нашего боя станет величайшим легковесом в истории.

Я уверен в себе, уверен в своих навыках, и единственное, что меня расстраивает – этот парень староват. Ему уже 36-37 лет, и когда я побью его, все будут говорить, что он старик”.

Тони: “Когда 21-летние начнут разбирать меня, тогда и поговорим, а до тех пор… Ты там расслабляешься, тренируясь с 12-летними”.

Хабиб: “Даже 36 лет – это нехорошо для легкого дивизиона”.

Тони: “Это чертовски хорошо, чувак”.

Хабиб: “Это не тяжелый и не полутяжелый вес”.

Тони (перебивает): “Только чемпионское дерьмо, мудило, я не могу понять тебя, сукин ты сын, я чертовски зол (рычит).

[Говорят одновременно]

Тони (перебивает): “Я так сильно пробью тебе в живот, что ты будешь кровью ссать, пацан”.

Хабиб (смеется): “Какой же он тупой”.

Тони – о том, насколько для него важно победить Хабиба – в клетке или на улице: “Этот парень – бычье, он никогда не был в уличном бою, в него никогда не запускали мусорным баком или еще какой-нибудь штукой”.

Хабиб: “Эй, солнечные очки, в уличной драке я тебя съем, понимаешь? Кто ты такой? Ты никогда не дрался, ты американец, а американцы не дерутся на улице. Я – настоящий горец, и в уличной драке я тебя съем”.

Тони (показывает в зал): “Вы все – американцы, почему вы болеете за эту маленькую сучку?”

Хабиб: “Они знают, откуда я. В уличной драке я тебя съем, о чем ты вообще? Когда ты на улице дрался, скажи мне?”

Тони: “Я из гребаного Окснарда, сучка”.

Хабиб: “Что? Что это? Что такое Окснард? Эй, посмотри на меня, когда ты дрался на улице в последний раз? Скажи людям правду”.

Тони: “Когда я в прошлый раз дрался на улице, это был гребаный нокаут в один удар”.

[Говорят одновременно]

Хабиб: “Ты думаешь, на улице будет бой как в клетке? На улице я сломаю тебя, понимаешь? О чем ты говоришь вообще?”

Тони – о том, что изменил в подготовке со времен первого боя: “Ничего, я не парюсь о том, что он будет делать. Я расписываю свой план действий на раунды: один, два, три…”

Хабиб (перебивает): “Лжец! Лжец, ты беспокоишься о том, что я буду делать, будь честен с фанатами!”

Тони: “Раунды один, два, три, а не один и два. Все его бои до UFC были двухраундовыми. Это гребаный профессиональный спорт, так? Должно быть три раунда, чтобы матч считался профессиональным”.

Хабиб: “Ты – лжец! Честно, ты врешь, ты не паришься о моих навыках?”

Тони: “Ты уже злишься, Хабиииб”.

Хабиб: “Конечно, я злюсь, потому что ты врешь. Я всегда беспокоюсь о том, что будут делать мои оппоненты, когда я дрался с Барбозой, я беспокоился о его коленях, об ударах ногами, когда дрался Конором – беспокоился о его ударе с левой. Когда дрался с Порье…”

Тони (перебивает): “Ууу, психологически ты уже сломлен. Я уже у него в голове, да? Эй, поднимите руки все, кто считает, что я уже забрался ему под кожу (в зале многие люди подняли руки)!”

Перевод: Blood&Sweat

Чтобы не пропустить самые интересные новости из мира бокса и ММА, подписывайтесь на нас в Youtube, Instagram, Facebook и Twitter.

фото - Георгий Победоносцев
VRinge.com
Если Вы заметили ошибку - выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Включить комментарии
Новости партнеров
Последние комментарии
vRINGe Vision
Сопутствующие товары
Система Orphus