20 лет кошмара и ужаса. Каким был самый жуткий боксёрский поединок

фото - 20 лет кошмара и ужаса. Каким был самый жуткий боксёрский поединок
1 марта 2015, 06:40
На этой неделе исполнилось двадцать лет бою американца Джеральда Макклеллана и британца Найджела Бенна – возможно, самого страшного побоища, когда-либо виденного в квадрате ринга. В своем блоге на Sports.ru Алексей Сукачев вспоминает тот поединок и мысли, которые возникли при первом его просмотре.


Двадцать пятое февраля этого года не обведено кружком на календарях любителей бокса. Да что там болельщики – мало кто из специалистов вспомнит, чем примечателен этот обычный февральский день. Человеческая память коротка и стремится оставить внутри себя только хорошее. А плохое забывается, уходит, растворяясь в небытии. Так, незаметно и бесследно, исчез, уйдя в прошлое, и тот жуткий вечер двадцатилетней давности. Вечер, едва не ставший последним в истории профессионального бокса. Как мне тогда казалось.

НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Поединок Джеральда Макклеллана и Найджелла Бенна состоялся двадцать лет назад (и, кстати, был увенчан «Нокаутом года» по версии журнала The Ring). Отрывки той бойни я наблюдал еще тогда: сначала в новостях, где показывали отрывки из боя (мне почему-то тогда казалось, что Бенн – это американец с короткой стрижкой, а не британец с полудредами), затем в программе «Большой Ринг».

В дальнейшем это легендарное (что чувствовалось и 5, и 10, и 15 лет назад) противостояние куда-то исчезло из моей памяти, а, вернее, ушло на задворки подсознания, хотя изредка напоминало о себе. Было смутное ощущение чего-то невероятного, чего-то особенного, чему я стал случайным свидетелем в подростковом возрасте. В феврале 2005-го я, барражируя по просторам BoxRec, совершенно случайно вспомнил о том поединке. Вспомнил, и написал статью. Я тогда весьма поверхностно разбирался в мировом боксе, в особенностях взаимоотношений промоутеров и менеджеров, тренеров и боксеров. Да я вообще сравнительно мало чего тогда понимал – это следует правдиво признать. Тем не менее, в день двадцатилетия той действительно жуткой феерии я решил ничего не переписывать и с минимальными изменениями представить вам на суд свои мысли и эмоции тех лет. Не судите строго, но и не сдерживайте критику – я и сам переоценил многое с того времени. Многое, но не все. И не главное. Приятного чтения.

ДВЕ ВОЛНЫ

Конец 80-х и первая половина 90-х годов прошлого столетия навсегда войдут в историю мирового призового ринга как золотое время средневесов. Такой концентрации талантов, звезд и суперзвезд, какая была в этих трех «средневесовых» категориях – первом среднем, среднем и суперсреднем весах – никогда не было и вряд ли когда-либо будет в обозримом будущем.

Сложно сказать, почему ярчайшее созвездие сформировалась именно здесь и почему именно в тот момент. Я склонен считать, что мы стали свидетелями уникального процесса – рождения настоящего «цунами» от столкновения двух «волн», словно обменявшихся взаимной энергией, создавших резонанс, потрясший боксерское здание до самого основания. И одна «волна» такой силы сама по себе рождается редко, но чтобы две столкнулись в одном месте!

Первая волна, зародившаяся в середине 70-х и набравшая ход в следующем десятилетии, вынесла на свой гребень бойцов, до сих пор считающихся не просто великими, а, возможно, и одними из величайших в истории. Их было пять, и лишь один из них, самый молодой и, многие считают, самый талантливый – Уилфред Бенитес – не смог удержаться на вершине и скатился с нее, быстро, но навсегда оставив ярчайший след в истории бокса. Четыре оставшихся подарили незабываемые годы всем тем, кто видел в кулачной забаве не только жестокую рубку, но и высочайшее искусство. Поединки Хэглер – Дюран, Леонард – Дюран, Леонард – Хернз, Хернз – Дюран стали подлинной классикой бокса. А с боями Марвина Хэглера с Рэем Леонардом и Томасом Хернзом и по сей день сравнимы, пожалуй, только два поединка: первое и третье побоище между Али и Фрэзером. Поразительно, но к началу 90-х эти звезды (кроме Хэглера, ушедшего на покой сразу после памятного боя с «Сахарным» Леонардом) все еще были в строю, хотя им было уже за тридцать, а Дюрану и вовсе почти сорок. Но, что еще более удивительно, старые волки вовсе не собирались давать проход молодому и безумно талантливому поколению, словно заставляя последнее совершенствоваться и становиться все лучше и лучше.

А ведь оно уже набирало ход и заявляло о себе во весь свой громоподобный голос. Будто катализатор, оно заставило, наконец, поднять голову среднее поколение, казалось бы, исчезнувшее усилиями той четверки навсегда. Но нет! Словно, очнувшись от летаргического сна и отойдя от своей обиды на Эммануэля Стюарда, резко пошел вверх ямаец Майк Маккалум; начал раскрываться талант обладавшего завидной кувалдой «Виргинского Ястреба» Джулиана Джексона; на полную мощь заработала «Бритва» Айрэна Баркли. А снизу уже давила новая поросль, еще более мощная и сильная – Джеймс Тони, Бернард Хопкинс и Рой Джонс, в представлениях не нуждающиеся; Майкл Нанн, многими считавшийся новым Шугаром Рэем Робинсоном; «Ужасный» нокаутер Терри Норрис. В Аргентине одного за другим укладывал на настил ринга «Бешеный Мотор» Хорхе Фернандо Кастро; в США переехал удивительный ирландец Стив Коллинз, словно вырезанный из гранита и невосприимчивый к любой боли, а обратно, в Англию, отправился молодой, но уже заставивший о себе говорить Крис Юбэнк. Фантастическое скопление боксерского гения! И все же не они олицетворяли собой будущее кулачной забавы. И даже не Рой Джонс. Нет, был еще один боец, которого ставили выше их всех – тот, на которого спустя 20 лет невозможно смотреть без боли и отчаяния.

G-MAN

Высокий – 188 сантиметров, худой – около 70 килограмм. И в тоже время мускулистый, чрезвычайно одаренный физически – Джеральд Макклеллан производил сильное впечатление на всех, кто видел его впервые. С одного взгляда, в долговязом парне с жестоким, недетским взором можно было разглядеть будущую суперзвезду.

Макклеллан заставил говорить о себе еще, будучи любителем. В 1987 году он стал чемпионом США среди любителей. А на «Золотых Перчатках» 1988 года Джеральд победил Роя Джонса, который с тех пор стал одним из самых близких его друзей. Однако победить на самом престижном любительском соревновании Америки Макклеллан не смог – занял на турнире лишь второе место, и Олимпиада в Сеуле прошла мимо талантливого боксера. Джеральд горевал недолго и уже в августе того же года провел свой первый поединок на профессиональном ринге.

За первые восемь месяцев лишь трем соперникам американца удалось продержаться на ногах до второго раунда – остальные семь полегли уже в первом. Сказалась и тренерская подготовка, которую Макклеллан проходил под руководством легендарного Эммануэля Стюарда в не менее известном зале «Кронк» – настоящем логове чемпионов, подарившем миру таких гениев бокса, как Маккалум и Хернз. О Джеральде заговорили, промоутеры делали одно предложение за другим. Но внимание общественности сыграло с бойцом злую шутку – следующие два своих боя он проиграл. Хоть и по очкам, хоть и не бесспорно, но все же проиграл. И не звездам вовсе, а просто умелым бойцам второго эшелона, каких в Америке сотни. Урок даром не прошел – Стюард заставил взяться «зазвездившегося» таланта за опостылевшие уже было тренировки. И Джеральд, G-MAN, как его стали называть, вновь начал побеждать. В августе 1990 года он победил по очкам Сандерлайна Уильямса – эта победа открыла для Макклеллана путь к вершинам профессионального бокса.

А уже 20 ноября 1991 года Джеральд встретился в Лондоне, тогда еще таком счастливом для него, с Джоном Мугаби. «Зверь» из Уганды тогда уже был на сходе, но своей страшной правой по-прежнему мог уложить любого – к моменту боя с американцем на счету Мугаби было 38 побед – все нокаутом. Однако Макклеллан не оставил африканскому ветерану ни единого шанса. В первом же раунде Джеральд нанес несколько страшных по силе ударов – после очередной серии угандец повалился на настил. Мугаби встал быстро, но ноги его слушались плохо – через несколько секунд, пропустив очередной хук, на этот раз слева, африканец отлетел к канатам, где Джеральд продолжил его избивать. Рефери счел за благо остановить побоище. Так Макклеллан стал чемпионом мира – пока еще в среднем весе и только по малопрестижной версии WBO. Титул Всемирной Боксерской Организации не пользовался тогда никаким авторитетом – и Баррера, и Хамед, и Михальчевски – все те, кто принес WBO славу, были в будущем. А в настоящем Джеральд отказался от ненужного пояса и, победив по дороге нескольких середняков (всех, естественно, нокаутом), вышел на настоящий чемпионский поединок с выдающимся средневесом Джулианом Джексоном.

Показатели Джексона были феноменальны – 46 побед (43 нокаутом) при единственном поражении от Майка Маккалума. Перед боем с Макклелланом Виргинский Ястреб не проигрывал семь лет, завоевав титулы WBA в первом среднем (3 защиты) и WBC в среднем (4 защиты) весах. В 1989 году Джексон во втором раунде уничтожил Терри Норриса, а год спустя вечного неудачника Эрролла Грэма. Казалось, остановить островитянина не сможет никто. Но такой человек нашелся – им оказался Макклеллан, нокаутировавший Джексона в пятом раунде. Стало ясно, что Джеральд пришел в средний вес всерьез и надолго. Но насколько он действительно силен, было неясно даже специалистам. То, что на ринге планеты появился человек, которому вполне по силам стяжать славу самого Рэя Робинсона, стало понятно только, когда Макклеллан поочередно уничтожил в первом же раунде Джея Белла, Джилберта Баптиста, заменившего талантливейшего, но некстати подцепившего ВИЧ Ламара Паркса, а затем, в матче-реванше, и Джексона. Послужной список Макклеллана потрясал – 29 побед, 27 нокаутом, 20 из которых в первом раунде при двух случайных поражениях. Контракт с Джеральдом подписал Дон Кинг, американская пресса объявила его наследником Хэглера и Робинсона и сильнейшим средневесом современности. А навстречу звезде уже двигался фантастически талантливый Рой Джонс. Бой двух друзей должен был пройти в рамках суперсреднего веса летом 1995 года. Специалисты и болельщики грызли ногти в ожидании того, что могло оказаться ярче войны, устроенной в ринге Марвином Хэглером и Томасом Хернзом. Журналисты уже присвоили еще несостоявшейся схватке звание Боя Года. Осталась самая малость – завоевать приличный титул в новой весовой категории для того, чтобы поединок с Джонсом, осенью 1994 года победившего небитого никем в 46 боях Джеймса Тони, был поединком двух чемпионом. Агнцом на заклании призван был служить английский ветеран Найджел Бенн. Бой назначили на 25 февраля 1995 года.

ТЕМНЫЙ РАЗРУШИТЕЛЬ

Конец 80-х годов прошлого века ознаменовался очередным всплеском интереса к британскому боксу. Долгое время находившийся где-то во втором эшелоне, он вновь стал производить на свет таланты, которые могли удивить мир и принести Туманному Альбиону давно заслуженную славу. В тяжелом весе заявили о себе в полный голос Леннокс Льюис и Гэри Мэйсон, в среднем расцвел уже упоминавшийся выше Юбэнк, в более легких категориях британские чемпионы также пользовались известным авторитетом.

На фоне иных героев фигура Найджела Бенна отличалась своим неповторимым колоритом. Став профессионалом в достаточно зрелом возрасте (Бенну было 23 года, когда он, 28 февраля 1987 года провел свой первый бой на профессиональном ринге), англичанин с самого начала привлек к себе внимание чрезвычайно агрессивной, жесткой манерой ведения боев. В первых 22-х поединках лишь одному противнику Бенна удалось продержаться дольше четвертого раунда – Реджи Миллер упал в седьмом. О страшном левом хуке невысокого (175 сантиметров) Найджела, сочетавшемся с зубодробительными ударами справа, заговорили и специалисты. Будущее талантливого панчера представлялось светлым, а перспективы громадными.

Все изменилось после поражения от Майкла Уотсона, нокаутировавшего Бенна в шестом раунде и отобравшего у него титул чемпиона стран британского Содружества. Уотсон был неплохим боксером, но звезд с неба не хватал и был Найджелу вполне по силам. И, тем не менее, Бенн проиграл, причем проиграл заслуженно, действительно уступив своему сопернику. На проигравшем тут же поставили жирный крест, списали со всех счетов и заклеймили слишком однобоким, нетехничным и неспособным к смене тактического рисунка по ходу боя. Что до Уотсона, то его карьера сложилась трагически. В следующем после боя с Бенном поединке, Майкл проиграл нокаутом все тому же неразменному Майку Маккалуму, а затем дважды бился за чемпионский титул WBO с Крисом Юбанком – сначала в среднем весе проиграл чемпиону решением большинства, а затем уже в суперсредней весовой категории, ведя по очкам на всех трех картах, попал в страшный нокаут, провел 40 дней в коме, выжил после 6 операций на головном мозге и остался частично парализованным до конца своей жизни.

А что же Бенн? Найджел решился на авантюрный и рискованный шаг, который, однако, полностью себя оправдал в будущем. Англичанин переехал в Америку, где британских боксеров не особо и жаловали. Приходилось начинать почти с самого нуля. Но Бенн долго ждать не хотел. После двух несложных побед над проходными противниками Найджел уверенно перебоксировал опытного Сандерлайна Уильямса (того самого Уильямса) и в конце апреля 1990 года завоевал свой первый титул – все тот же пресловутый WBO среднего веса. А уже в августе в первом же раунде уничтожил котировавшегося очень высоко американца Айрэна Баркли. К этому времени Бенна узнала и полюбила и американская пресса, и простые болельщики. За силовой, ударный стиль ведения боя, за врожденную агрессивность она назвала его Темным Разрушителем – тогда никто не знал, как горько Судьба посмеется над владельцем этого прозвища...

Едва закрепившись в США, британец принимает второе нестандартное решение и возвращается на родину. 18 ноября Бенн встретился со своим злейшим врагом Крисом Юбэнком и проиграл ему техническим нокаутом в 9-м раунде. Но это был уже совсем другой Бенн. Найджел и не думал ломаться, а отнесся к поражению, как к досадной неудаче. По-другому думали в Англии. Окончательно выбросив Бенна из памяти, Англия с радостью кинулась в объятия новых героев – Леннокса Льюиса и Криса Юбанка. Про Разрушителя забыли…

А он продолжал делать свою работу. За два последовавших после встречи с Юбанком года, Бенн одержал 6 побед. Решающую – в мае 1992 – над удивительном боксером Тулэйном «Шугарбоем» Малингой. В октябре 1992 года Найджел Бенн вновь стал чемпионом мира, завоевав титул WBC в суперсреднем весе в бою с итальянцем Мауро Галвано. Темный Разрушитель вернулся! За год он трижды защитил свой пояс, в том числе победив и Галвано в матче-реванше. Но публика ждала не этого. Публике нужен был адреналин. И она его получила. В фантастически красивом бою, состоявшемся 9 октября 1993 года на легендарном «Олд Траффорд», логове «Манчестер Юнайтед» в присутствии 42000 зрителей Бенн и Юбанк показали мастерство экстра-класса. Побежденных не было – судьи вынесли ничейный вердикт, сохранив титулы и Найджелу, и Крису. Так хотевший быть плохим парнем, Темный Разрушитель на глазах становился любимцем британской публики.

Это был аккорд его карьеры. Должен был им стать. Тяжелейшие победы над крепкими середняками Генри Уортоном и Хуаном Карлосом Феррейрой показали, что лучший свой поединок Найджел Бенн уже провел. Опытный, именитый, но на сходе – то, что нужно, восходящей звезде G-MANа…

ДО БОЯ

Есть люди, которые обладают уникальным комплексом – назовем его комплексом Герострата – все, к чему бы они ни прикоснулись, теряет блеск, портится, в конце концов, обращаясь в труху. Страшнее всего, когда они портят других представителей человеческого рода. Дон Кинг не портил, а уничтожал людей. Десятками. Следующей жертвой в его списке, прямо вслед за Тайсоном, значился Джеральд Макклеллан. Придя к власти в команде G-MANа, «Лохматый», как его зовут некоторые российские любители бокса, начал с того, что избавился от единственного человека, который мог составить ему оппозицию – Эммануэля Стюарда. Кинг предложил именитому тренеру настолько унизительные условия контракта, что последний, даже, несмотря на огромное желание работать с самым талантливым средневесом современности, был вынужден уйти из команды Макклеллана. Джеральд не заступился, за человека, который сделал из него чемпиона. Влияние Кинга, ничего не скажешь…

Чувствовал ли Джеральд что-то особенное перед боем? Вне всякого сомнения, да! Но что это было? Сейчас об этом никто не сможет сказать точно. Наверное, вновь вспоминал своих любимых бойцовских собак. Говорит новый тренер Макклеллана Стэн Джонсон, пришедший на смену Стюарду:

– Это было незадолго до второго боя Джеральда с Джулианом Джексоном. Был поздний вечер, и я решил зайти в номер к моему подопечному. Я нередко так делаю. Честно, я думал, что G-MAN смотрит порно. Я был даже уверен в этом. Или, что он кувыркается с какой-нибудь девчонкой, что всегда трутся недалеко от спортивных звезд. Боксеры таких любят – я думаю, вы меня поймете… Он смотрел запись по видео. Но это было не порно. Понимаете, он смотрел ЭТО, но он и был ТАМ. И я видел это, как будто я был там сам… Он купил этого черного лабрадора в зоомагазине. Просто пришел и сказал: «Я хочу, что бы у меня была собака. Мне нравится вот тот пес». И он его купил… Дома он надел своему питбулю, его звали «Черт возьми!», повязку… Нет, просто заклеил ему рот скотчем. А потом выпустил против того несчастного лабрадора. Он должен был загрызть его, но не мог. «Джеральд, зачем ты сделал это?!» – «Ты знаешь, «Черт возьми!» – моя бойцовская собака, это пес-победитель. Но для того, чтобы побеждать, он каждый день должен чувствовать запах крови, ощущать ее у себя в пасти. Это как спарринг. Я не спаррингую и не могу победить в бою. Все просто. Так и «Черт возьми!» – ему тоже нужна тренировка».

Джеральду ничего не стоило зайти после боя в такой район Детройта, откуда живыми иной раз не возвращались. Там он делал ставки – десятки тысяч долларов на победу своих любимых псов. Собачьи бои и бокс, бокс и собачьи бои – в этом был весь Макклеллан. Вспоминает, кузен Джеральда известный спойлер Донни Пеннелтон:

– Однажды мы отправились с G-MANом в пригород Города Моторов. Мы поехали на идеально чистом зеленом «Мерседесе» с сидениями карамельного цвета. На заднем была клетка, где сидел «Черт возьми!» Мы вышли из машины и Джеральд открыл клетку, выпустив своего питбуля. Но то был не его день. Пес того парня драл «Черт возьми!» почем зря. Я видел выражение лица Макклеллана… В середине боя он закричал: «Кончай эту чертову схватку!». «Эй! Не я начал эту бойню. Пусть мой пес надерет твоему задницу!». «Ты ОСТАНОВИШЬ этот чертов бой». Джеральд взял своего пса, перекинул через свой, идеально зеленый (любимый цвет Джеральда) костюм и бросил на заднее сидение «Мерседеса» своего окровавленного любимца. «Ты собираешься мыть и машину тоже. Как и пса, да?» – «Нет! Я не оставляю неудачников». С этими словами Макклеллан достал свой револьвер, взвел курок и выстрелил «Черт возьми!» точно между глаз…

… За два дня до боя с Темным Разрушителем G-MAN написал на зеркале своего номера в Лондоне: «Победить в войне или умереть в ней!». Значит, все же что-то чувствовал…

А что же ощущал Бенн. Об этом мы, вероятно, не узнаем никогда. Найджел не говорит об этом, да и вряд ли когда-либо скажет. Многие уверены, что у Разрушителя перед тем боем осталось только одно чувство – всепоглощающая, сжигающая ненависть.

… И еще. Судить поединок двух звезд выпало французу Альфреду Асаро, говорившему только на родном наречии. В бою, где единственным языком мог быть только английский. Было ли это фатальной ошибкой Всемирного Боксерского Совета, под чьей юрисдикцией проходил этот бой? Вряд ли. Все же Асаро был опытным рефери – так, всего за три месяца до боя Макклеллан – Бенн, он обслуживал поединок Умберто Гонсалеса и Майкла Карбахала, а это уровень, выше которого сложно представить. И все же, мне кажется, свою трагическую роль родной язык Асаро в том бою сыграл. Но об этом чуть позже. Кстати, Асаро работал рефери и в тех боях, которые недавно показывали по нашему телевидению – в 1994 году француз был третьим человеком в ринге между Уго Рафаэлем Сото и Юрием Арбачаковым…

БОЙ

Первый раунд

Поединок начался так же, как начинался любой поединок с участием Бенна – англичанин сразу ринулся в атаку на своего американского оппонента. Пара левых джебов в исполнении чемпиона и соперники сошлись в клинче. Прошло несколько секунд, и, оторвавшись от соперника, Макклеллан наносит страшный удар правой – англичанин не подает виду, продолжая качать маятник, но видно, что он потрясен. Американец отбрасывает противника к канатам. Бенн занимает очень низкую стойку – это должно помочь ему, ведь Макклеллан на 13 сантиметров выше. Не помогает – зажав противника у канатов, претендент начинает наносить чудовищные по силе удары – на выбор. Поначалу номинальный хозяин ринга уклоняется, но ненадолго. После левого хука, пришедшегося точно в цель, Бенн неловко заваливается влево и пропускает три удара подряд. Он не отвечает! Он вываливается за канаты ринга!!!

Этот момент станет, пожалуй, одним из двух, ключевых в этом бою. И здесь выясняются две любопытные детали. Во-первых, рефери, стоявший рядом, отреагировал на избиение Бенна слишком поздно. Англичанин находился в «сумеречном сознании», явно плохо понимая, что происходит на ринге. Отсчет необходимо было давать сразу же после первого удара Макклеллана, когда Бенна удерживали лишь канаты, и не позже! Но рефери явно упустил момент, в результате чего обезумевший от ненависти Джеральда продолжал избивать находившегося в невменяемом состоянии чемпиона. Во-вторых, удивляет, как Бенн отреагировал на свое падение. Со стороны казалось, что он не может, не ДОЛЖЕН встать. На деле вышло по-другому. Бенн поднимался хоть и не слишком уверенно, но вполне четко и осознанно. И это после, фактически, тройного нокдауна, перенесенного им!

Долго ли продержится Бенн – вот в чем был вопрос. Макклеллан бросается добивать чемпиона. Удивительно! Бенн пропускает еще более страшные удары, чем в начале раунда, но, каким-то чудом, ухитряется войти с претендентом в клинч. Он явно находится в состоянии грогги. И опять – рефери! Он зачем-то отталкивает Джеральда и не дает ему возможность продолжить избиение. Ненадолго. Бенн опять пачками пропускает удары, в основном справа, которые лишь частично гасятся отклонением головы. И все же англичанин держится. Терпит катастрофу, но непостижимым образом остается на ногах. Это – фантастика! Он заперт у канатов, не отвечает, но продолжает вести бой.

За минуту до конца происходит эпизод, поначалу незаметный, но, возможно, сыгравший важнейшую роль в дальнейшем. Чемпион наносит короткий левый боковой – первый акцентированный удар в бою. О чудо! Он приходится Макклеллану точно в голову. G-MAN продолжает давить англичанина, но тот не сдает позиций. Все удары наносит американец, но чемпион, не отвечая на них, уже кажется восстановившемся. Конечно, не полностью, но все же. За 14 секунд до конца раунда американец пропускает еще один размашистый свинг. Но раунд явно за ним – в лучшем случае, 10-8.

Второй-шестой раунды

Никто не верит, что Бенн сможет восстановиться полностью. Ферди Пачеко, комментирующий матч по американскому телевидению замечает: «Следующий раунд станет последним в этом бою». Он не прав – до конца еще далеко. Бенн по-прежнему пропускает намного больше ударов, чем американец. Но, поразительное дело, чем больше он их пропускает, тем менее восприимчивым к ним он становится. И в тоже время, его, куда более редкие удары, почти все точно ложатся в цель. Только силы в них куда больше, чем в ударах Макклеллана.

Возникает абсолютно иррациональное ощущение, что бой, который по всем законам логики должен вот-вот закончиться, будет длиться бесконечно долго. Поединок превращается сначала в жестокую рубку, а в 4-м раунде переходит в бесчеловечное побоище. Это чувствуется, дух смерти будто весит над рингом, но всем, несмотря на страх, хочется продолжения ужаса. И он продолжается. Темп встречи падает. Половина боя проходит в клинчах. Вторая половина – обмен чудовищными ударами. У Бенна, двигающегося странной прыгающей походкой, точно попадают почти все, у G-MANа поменьше, но тоже весомо. При этом Джеральд двигается куда активнее, но почему-то это его не спасает. Удары Бенна страшны. Со стороны кажется, что Макклеллану очень плохо. Но он держится. В концовке шестого раунда, одновременно с гонгом и чуть позже Бенн наносит несколько ударов по переставшему защищаться американцу.

Позже сестра Макклеллана Лиза скажет, что в углу Джеральд сказал Джонсону: «Стэн, я не хочу больше боксировать. Мне очень плохо». Тренер не понимает своего подопечного. Или не хочет понимать. А что, если бы там был Стюард? Но мудрого наставника там нет, и Макклеллан с уже опухшей головой (на 1 см больше в диаметре, чем перед боем – это выяснится только в больнице) продолжает побоище.

Седьмой раунд…

…Словно повторяет первый. Макклеллан наносит несколько ударов в самом начале раунда, и Бенн теряет ориентацию в пространстве. Он уже ничего не соображает, но почему-то все еще стоит. Макклеллан не может добить чемпиона, но тот вновь находится в состоянии грогги. И все же выстаивает. Найджел ухитряется даже подразнить американца.

Восьмой раунд

В середине первой минуты раунда чемпион схватывает несколько мощных боковых с обеих рук. То, что он стоит, уже никого не удивляет. В середине раунда Джеральд гоняет соперника по рингу, легко избегая его ударов. Бенн промахивается все чаще. За минуту до конца раунда он пропускает очередной правый и на заплетающихся ногах начинает пятиться к канатам. Претендент тут как тут и попадает! Но и англичанин не остается в долгу, левым боковым отбрасывая американца к середине ринга. И тут же пропускает вновь. Голова Бенна откидывается вверх, а сам он отлетает в угол ринга. Макклеллан добавляет сверху, снизу, правой сбоку и Бенн не выдерживает – замахнувшись для очередного свинга, он падает как подкошенный. Нокаут? Нет, всего лишь нокдаун. Найджел достаивает до конца раунда.

Девятый раунд

Макклеллан ищет спасение в клинче! Раз за разом претендент пропускает удары англичанина справа. Его удары не оказывают на Бенна никакого воздействия. Американец хватает удары, которыми можно сломать стену дома, но все еще стоит. Ключевой момент происходит в середине раунда. Пытаясь нанести очередной удар из-за уха, чемпион промахивается и заваливается вперед. Джеральд не успевает отскочить, и Найджел, падая, задевает его голову своей. С Бенном все в порядке, но что с G-MANом?! Он показывает на голову и встает на одно колено. Ему очень плохо. Рефери не понимает, что происходит. Макклеллану нужна помощь врача, но вместо этого Асаро дает команду продолжить бой.

Десятый и последний раунд

В перерыве Джеральд повторяет Джонсону, что хочет завершить поединок. Куда там! Стэн Джонсон, отрабатывая деньги Кинга, заставляет своего подопечного продолжить поединок.

Макклеллан не наносит силовых ударов, отстреливаясь джебами. Наконец, через 55 секунд после начала раунда он решает перейти в атаку. И тут же пропускает страшный правый хук на скачке. Это – нокдаун! Но Джеральд каким-то чудом сохраняет равновесие и только после еще одного удара встает на колено. По лицу G-MANа уже видно, что он в большой беде. Тем не менее, еще до конца отсчета он встает. Он готов продолжить бой! Но почему же он встал так рано?! Не потому ли, что рефери считал по-французски!

Бенн зажимает Джеральда и наносит три удара по затылку – Темный Разрушитель. Макклеллан опять садится на колено.

Один! Два! Макклеллан прерывисто дышит – судя по всему ему очень больно. Три! Четыре! Пять! Джеральд поднимает голову и смотрит куда-то в сторону, в пол. Шесть! Семь! Восемь! Наконец, G-MAN оглядывается на арбитра. Бенн уже давно смотрит на него из нейтрального угла. Девять! Десять! Бой закончен!!! Победа Найджела Бенна техническим нокаутом в десятом раунде. Макклеллан вел по очкам на 2-х судейских карточках, на еще одной счет был равным.

Джеральд поднимается и нетвердой походкой отправляется в угол, свой угол. Но там он не садится, а продолжает стоять, оперевшись на канаты. Разрушитель неистовствует. На ринге образуется куча-мала – все бегут поздравлять чемпиона. А в это время, в углу Макклеллана происходит что-то странное. Ему явно очень нехорошо, он медленно оседает на настил, теряя сознание. Бенн по-прежнему бурно празднует успех.

Тем временем потерявшего сознание претендента окружают врачи. На него надевают кислородную маску. Через десять минут, уже в карете скорой помощи он придет в сознание и, сорвав маску, спросит у Джонсона: «Меня ведь нокаутировали? Да, Стэн?» – «Нет, Джеральд, ты отказался от продолжения боя и вернулся в свой угол» – «Ты врешь!» – «Нет, G-MAN, он прав – так все и было» – подтверждает Донни Пеннелтон.

А в это время к Макклеллану уже подкатили Бенна. Чемпион потерял сознание в раздевалке и был помещен в ту же машину скорой помощи. «Извини» – Бенн поцеловал руку Джеральда. Потом настал черед Дона Кинга. «Он капитулировал… Как та самая собака» – сказал промоутер Донни и Стэну. Все правильно! Разбитый G-MAN не входил в дальнейшие планы лохматого чудовища. Как та собака…

УРОКИ И ПОСЛЕДСТВИЯ

… Его обитель – самый последний, почти незаметный дом в конце улицы, около старого сломанного пути, по которому уже давно не ходят паровозы. Он живет там со своей сестрой Лизой. Вернее, это она живет с ним. Бесстрашный воин, наводивший ужас на своих врагов, он теперь не может даже ходить – перемещается по своему жилищу с помощью инвалидной коляски. Плохо понимает, то, что ему говорят. Для того чтобы быть понятым, собеседнику необходимо кричать чемпиону на ухо, по слогам. Он отвечает очень медленно, а выражение его лица при этом не меняется. И лишь могучие руки, словно приделанные к этому сломанному телу, выдают в их парализованном владельце бывшую легенду, властелина фанатских сердец. Кошмар, который он устраивал своим противникам на ринге, вошел в жизнь Макклеллана 20 лет назад. И теперь уже никогда ее не покинет…

Кто виновен в печальном исходе февральского побоища? В боксерской прессе не принято задаваться этим вопросом, будто соблюдается некое табу. Более того, многие считают, что в том, что поединок закончился так, как он закончился, виноват сам G-MAN, не капитулировавший ранее. Однако моралисты забывает, что психика боксера, да еще ведущего поединок в квадрате ринга, кардинально отличается от психики обычного человека. Джеральд Макклеллан НЕ МОГ закончить поединок, превратившийся в смертельную битву САМ. Он просто не мог пойти на это. Это подтверждают и те слова, которые он сказал, едва сорвав маску. Боец был уверен, что его нокаутировали – он просто не осознавал, что остаток инстинкта самосохранения заставил его остаться на одном колене до истечения счета рефери. К несчастью, слишком поздно.

Нет, виновные есть, и они хорошо известны. Это, например, рефери боя Альфред Асаро, допускавший грубейшие ошибки на протяжении всей схватки. Это тренер G-MANa Стэн Джонсон, заставивший своего бойца рисковать собственной жизнью на потеху публике. И это, конечно же, Дон Кинг – человек, загубивший не одну душу, и никогда не чувствовавший хоть малейшие угрызения. Наконец, это публика – та самая публика, которая заставила боксеров продолжать бойню. Впрочем, могла ли она поступить иначе?

Трагедия на лондонском ринге могла стать последней для европейского бокса. Сейчас об этом уже все забыли, но тогда всерьез стал вопрос о запрете профессиональных боев во всей Объединенной Европе. Между прочим, прецедент был – в Швеции и Норвегии, например, разрешен только любительский бокс. Проблема обсуждалась на самом высоком уровне. Поговаривали даже, что запретить кулачную забаву могут не только в Европе, но и на всей планете, благо сторонников этого среди европейских общественников хватало с лихвой, а за океаном многие сочувствовали этой точке зрения. Обошлось. Проект не прошел, и уже через несколько месяцев о страшном бое забыли, будто его и не было вовсе. Самое печальное, что не вспоминают о нем и сами боксеры, и их поклонники…

Но не все. Настоящие чемпионы помнят о тех, с кем они когда-то дрались. Два года назад усилиями Роя Джонса и Эммануэля Стюарда был организован благотворительный вечер в честь парализованного героя. Макклеллан держался молодцом, но кто знает, какие чувства бушевали в душе этого мужественного человека.

Есть еще один человек, который, наверняка, часто вспоминает злополучное 25 февраля 1995 года, но никогда не делает это публично. Что-то сломалось в Найджеле Бенне после боя с Макклелланом. Он еще два раза защитил свой пояс, послав в нокаут Джонни Рэй Переса и Винченцо Нардиелло, а затем уступил звание чемпиона старому (и в прямом, и в переносном смысле) знакомому Тулани Малинге. Дважды проиграл нокаутом «Кельтскому Воину» Стиву Коллинзу в боях за титул WBO в суперсреднем весе и в начале 1997-го года повесил перчатки на гвоздь. Так завершилась карьера одного из самых талантливых боксеров британского ринга, многими считающегося одним из 20-ти лучших средневесов в истории мирового бокса. Он никогда не получит заслуженного признания – до конца его жизни фамилия Бенна будет упоминаться только в связи с боем Найджела с Джеральдом. И от этого англичанину никуда не деться. Впрочем, «Темный Разрушитель» не слишком комплексует по этому поводу. Английский болельщики не забили своего кумира – на данный момент Найджел Бенн является одним из самых популярных спортсменов на Туманном Альбионе. Он – завсегдатай различных шоу, участник британского аналога нашего «Последнего героя», автор нескольких популярных песен. Но никто не знает, что прячет внутри себя человек, своими собственными руками превратившей в инвалида того, кто мог бы стать лучшим боксером планеты и затмить славу величайших звезд, когда-либо вступавших на ринг.

В статье использовались отрывки книги Кевина Митчелла «War, Baby: Glamour of Violence».

Подписывайтесь на аккаунт vRINGe.com в Twitter и Facebook: в одной ленте — всё, что стоит знать о боксе и ММА.

VRinge.com
Если Вы заметили ошибку - выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Включить комментарии
Новости партнеров
vRINGe Vision
Сопутствующие товары
Система Orphus