Вторая часть интервью отца Хабиба — о драке с Диасами, травмах и гонорарах

фото - Вторая часть интервью отца Хабиба — о драке с Диасами, травмах и гонорарах
Абдулманап и Хабиб Нурмагомедовы
7 апреля 2018, 23:25
Обозреватель " СЭ" провел четыре дня в гостях у отца Хабиба Нурмагомедова – знаменитого тренера Абдулманапа, который воспитал 27 чемпионов мира. С первой частью увлекательного интервью можно ознакомиться по этой ссылке. Перед вами – окончание материала.

– В России огромное количество болельщиков Макгрегора. Откуда? – спрашиваю Абдулманапа.

– Я бы не сказал. Их немного.

– Вы полагаете?

– Вот у Навального много сторонников?

– Прилично.

– Вот – "прилично". У Макгрегора тоже "прилично". Но не "много". В Узбекистане, Казахстане или Туркмении на тысячу болельщиков Хабиба найдете одного фаната этого Коннора. Да плевать на него! Однажды сказал Хабибу: "Ты думаешь, тебя будут любить – если опередишь всех? Нет, не будут! У тебя появится много критиков!"

***

– Еще забавнее было смотреть на кадры драки Хабиба и друзей с компанией братьев Диас. Вы где были в этот момент?

– Дома спал. Это лето было, под утро мне звонит знакомый корреспондент. Спрашивает какие-то глупости: "Как думаете, если братья Диас и братья Нурмагомедовы схлестнутся – кто выиграет?" Ну, утро! Половина пятого!

– Представляю, что ответили.

– Ответил культурно – "Если утром этих Диасов повалим, до обеда они будут под ними!" Еще ничего не зная. А он, оказывается, меня записывал.

– Так сказали прекрасно. Чего стесняться?

– Если б знал, что это комментарий – формулировал бы иначе. Или вы думаете, хорошо вышло?

– Просто отлично.

– Получилось как получилось. Смотрю – уже рассветает. Спрашиваю: "Что случилось-то?" – "А вы не знаете?" Посмотрите, говорит, в интернете запись.

– Так что произошло?

– Гляжу – уже в WhatsApp мне прислали новости, "ВКонтакте" выложено… Где две минуты, где полторы. Я набрал Хабибу: "Это что было?" – "Ерунда. Эседа забрали в полицию, но быстро выпустили. Остальных отпустили сразу". В Америке в первую очередь защищают граждан США. Но если граждане сами виноваты – извините.

– Диасы с американским гражданством?

– Да.

– Что за Эсед?

– Эмирагаев, друг сына. В боевом самбо выступал. Хабиб рассказал, как все было. Где-то встретились две компании, Диасы с приятелями начали нагнетать. С той и другой стороны профессиональные бойцы. Ну и разобрались.

– На месте?

– На месте нельзя было, там женщины и дети. Диас подошел к Хабибу, чуть-чуть под настроением…

– Выпивший?

– Выпивший. Вплотную: "Теперь что?" Хабиб не отступил: "Теперь – вперед!" С нашей стороны был Тимур Валиев, Эсед, Рамзаев, боксер-украинец, Хасан Эргашев, Ислам Мамедов, Абубакар Нурмагомедов, Хабиб… Ну и пошло-поехало.

– Ударили первыми ваши?

– Да. Уже пора было.

– Куда вышли?

– Диасы говорят: "Ждем вас наверху". Мои отвечают: "Мы принимаем вызов, будем там. Поднимайтесь".

– Кому особенно досталось?

– Вообще было пять точек потасовки. Ислам Мамедов ногой с одного удара уронил Диаса. Никто им не мешал. Потом полиция появляется. У меня есть эксклюзивная запись всего этого, ни у кого больше такой не существует. Пока Хабиб не закончит – не имеем права публиковать. Да и вообще, говорить о драках надо меньше. Это может повлиять на визу бойца.

– Хабиб не хочет получить второе гражданство?

– Надо в Штатах находиться полгода – и все. Дадут вид на жительство, потом гражданство. Если для работы будет необходимо – наверное, сделаем…

– Но жить в Америке Хабиб не останется?

– Ни за что.

– Вы как-то сказали – жить он будет в Москве.

– Работа заставляет – он же президент клуба "Eagles MMA". Сам ведущий боец. Его присутствие на боях даже в качестве зрителя добавляет от 2 до 3 тысяч человек в зал. Люди хотят сфотографироваться, послушать…

– Чтоб развивать клуб – надо жить в столице?

– Вот именно.

– Вы могли бы в Москве жить?

– Мог бы. Почему нет? Просто угнетает движение – любая поездка час-полтора. За сутки 6 часов теряешь даром! Вот что такое Москва?

– Что?

– А я вам объясню. В Москве иду впереди, чуть поодаль за мной спортсмены. Спрашиваю у женщины: "Как пройти прямо?" Она, не задумываясь: "Не знаю". Прошла метров десять – дошло, оглянулась… Вы поняли отношение?

– Еще б не понял. Я в Москве живу.

– Не представляю, чтоб вам не помогли найти дорогу в Махачкале или Новороссийске. Краснодаре или Саратове. Даже в Петербурге. Вот в чем разница – отношение к людям.

– Не научат его в больших городах выпивать?

– Нет! Никогда!

– В жизни Хабиба не было ни грамма алкоголя?

– Ни капли. Как и в моей. Хабиб – убежденный мусульманин.

***

– Соперники Хабиба разрисованные с ног до головы – как Тибау, например. У сына никогда не будет татуировок?

– Нет. Ислам запрещает менять цвет кожи, разукрашивать. Хабиб доволен тем, что дал Всевышний. Если мусульманин совершил глупость, нарисовал что-то на себе – после смерти это все срезают. Или выжигают.

– У того же Тибау Хабиб выиграл. Но в собственную победу, показалось, поверил не сразу.

– Тот бой был равный. В тот момент сын не знал, что наш уважаемый Тибау был под химией. Его же потом дисквалифицировали на два года. Тибау был для Хабиба слишком большим. Все равно я не сомневался – сын выиграет. Все время атаковал, прессинговал. Держал Тибау у сетки. У соперника сечка, кровь в глазу… В последние две минуты Тибау вообще сдох! Хабиб выиграл все три раунда единогласно!

– После кинулся целовать ринг.

– До этого у него не было таких сложных боев. Все завершал или досрочно, или за подавляющим преимуществом. А тут – будто попал в другую весовую категорию.

***

– Настоящие деньги пришли к Хабибу поздно?

– У него никогда не было проблем с деньгами! Помогали мои друзья – Мурад Базарганов, Гаджи Махачев, Зиявудин Магомедов. Шикарный зал в финансовом колледже, Хабиб занимался там. Его достижения – труд многих людей. Сын получил то, чего не было у меня – хорошую школу и дзюдо, и вольной борьбы, и боевого самбо. Возле Хабиба работали 5-6 заслуженных тренеров, 3-4 олимпийских чемпиона.

– Но хорошие гонорары пошли боя с восьмого?

– Да.

***

– Вы, смотрю, "Мерседесы" не признаете.

– Как говорил Саддам Хуссейн, в мире есть две абсолютные по надежности вещи – АК-47 и Land Cruiser-200. У меня как раз двухсотка. Я проверял сам и то, и другое. На "крузаке" езжу три года, надежность невероятная. А что я делаю очень хорошо – стреляю из всех видов оружия… Свой пулемет в армии никому трогать не давал, настроил под себя. Аккуратно смажешь, смотришь – на 800 метров появилась голова. С таким удовольствием срезаешь! Наслаждение!

– Человеческая голова?

– Самая крохотная мишень. Это не снайперский выстрел, не пистолет. Сильнейшая вещь, 22 патрона. Я мог стрелять с колен, стоя, двигаясь, лежа. Как угодно.

***

– Хабиб рассказывал – после победы над Джонсоном подарили "много денег и еще кое-что". Так что?

– Достаточно денег. Еще две квартиры в Махачкале, двух и трехкомнатную. Люди просили держать их имена в тайне. Будем знать мы и Всевышний.

– За первый бой в MMA Хабиб получил две тысячи долларов, кажется.

– Точно.

– Как потратил?

– Хорошенько приоделся. Что-то спортивное купил. В Полтаве дрался он с Вюсалом Байрамовым из Азербайджана. Интересный был бой. Десять лет прошло!

***

– Самая странная критика, которую слышали по адресу Хабаиба?

– Что Хабиб "неинтересен". Его "бои скучные".

– Это кто ж такое сказал?

– Фанаты другого бойца. Хейтеры. Критикуют все!

– Болельщики какого бойца особенно не любят Хабиба?

– Макгрегора и Фергюсона.

  – Вот давайте про Фергюсона и поговорим. Это же к бою с ним Хабиб не смог согнать вес. Про то обезвоживание вы сказали – "он сам виноват".

– Так и есть. Если во время сгонки веса Хабиб делает шаг в сторону, я всегда считаю виноватым его. Потом – себя.

– Выяснили, где случился этот "шаг в сторону"?

– Ну да. Он хотел за неделю согнать 11 килограмм. А не 8! Я из Махачкалы уточняю – какой у него сегодня вес? Мне пишут: "82-00". А на самом деле – 85! Как это называется?

– Дерзкий обман.

– Это называется "отклонение от графика". Все потому, что ему внушали – вес уйдет! Диетолог внушал!

– В штабе оказался враг?

– Тогдашний диетолог работал полтора года у Эриксона. А это человек Макгрегора. Где гарантия, что все сделано на совесть?

– Понятно, почему после Хабиб вышвырнул этого диетолога из своего штаба.

– Это я сказал: "Срочно меняем диетолога! Берем проверенного, ни у кого не переманивая. Чтоб работал только с моим клубом и больше ни с кем".

– Вы же прошли через бедность? Знаете, что это такое?

– О, да!

– Сегодня легко вам отдавать по 10 тысяч долларов в месяц на зарплату диетологу?

– Мне это совсем не тяжело. Раз меня нет рядом с Хабибом, пусть будет настоящий профессионал. За недавний бой сын получил 215 тысяч призовых. Из которых на подготовку ушло 87. Рядом с ним диетолог, промоутер, тренер по ударке, греплингу, ОФП. Есть Хавьер Мендес. Жилье, транспорт, питание, перелеты. Целая команда, которую нужно кормить! Сейчас из "Eagles MMA" собрались 8 человек. Все работают на Хабиба.

– Сын подписал контракт с UFC и сказал: "Он в 25 раз лучше предыдущего". Какой был предыдущий?

– Скажем… 100 тысяч долларов. Плюс, 100. Это же 200?

– Так точно.

– Вот и считайте, сколько сейчас – если "в 25 раз лучше". Два с половиной миллиона долларов!

– Предыдущий был 100 тысяч в год?

– 100 тысяч долларов у тебя за бой. Плюс, 100 за выигрыш. Вычитайте налоги.

– А за сорвавшийся?

– Против Фергюсона? 500 плюс 500. Проигрывает – 500. Побеждает – миллион.

– Если б у меня сорвался бой на миллион долларов – наверное, внутри что-то оторвалось бы.

– Меня ближайший товарищ как раз после сорвавшегося боя спрашивает: "Ты что таким расстроенным выглядишь?" – "Вот представь – все твое имущество стоит около миллиона долларов. Машина, гараж, дом. Ночью все сгорело. Наутро у тебя было бы хорошее настроение?"

– Что ответил?

– Усмехнулся. Что ж! На все воля Всевышнего!

– Смирились?

– Смирился. Я думаю, это был бы самый значимый бой за 25 лет UFC. Всевышний нас отблагодарил этим боем за преданность, за терпение…

– Для чего ж он у вас отобрал этот бой?

– Проверка на прочность. Умеешь ли ты смириться с тем, что от Всевышнего. Как нас проверяют! Три лучших года, с 24 до 28 лет, ушло на травмы. Только операции, только лечение. Хабиб ездил по докторам всего мира. Бахрейн, Цюрих, Германия, Америка, лучшие клиники… Все ради того, чтоб вернуться. О многих травмах люди даже не подозревают.

– Это ужасно.

– Я очень благодарен UFC – за помощь в реабилитации, за переезды. Хорошо потратились на восстановление Хабиба. Тот же Магомедов, основатель "Eagles", сильно помог. Огромные деньги выложил, чтоб Хабиб восстановился.

 – Кто дал команду сорвать бой?

– Я.

– Как отреагировал Хабиб?

– Хабиб отрывками помнит, как с ним говорил Шамиль. Это наш травматолог, из врачебной династии. У меня виза в Штаты закрыта, а Шамиль туда поехал. Мне звонит: "Хабиб не реагирует на то, на что должен реагировать…"

– О чем речь?

– Убеждает сына: "Ты должен поспать, положение неважное". Проверяет пульс, давление, общее состояние. Вдруг Хабиб произносит: "Под левым боком колет". А согнать остается 2700!

– Кололо сердце?

– Нет. Скорее всего, печень и почки. На почках могли быть камни. Когда много воды из организма убираешь, какие-то песчинки, кусочки камней двигаются. Дают острую боль. Печень тоже из-за обезвоживания работает неважно.

– Что вы?

– Я говорю: "Колем два куба. Снимаем с боя". Шамиль несколько секунд помолчал. Потом переспрашивает: "Еще раз повтори". Я повторил: "Снимаем Хабиба с боя! Делай два укола против обезвоживания и вызывай "Скорую". Он не поверил, в третий раз уточняет: "Мы срываем бой!" – "Я знаю. Зато не теряем Хабиба как бойца!"

– Дошло?

– Все понял, говорит. С этого момента включился врач. Через полтора часа сыну начали оказывать полноценную медицинскую помощь.

– Как отреагировал, придя в себя, Хабиб?

– Я ему всегда объяснял: можешь сбрасывать 10, 12, 15 килограмм… Но для себя знай: на последних двух-трех реагировать начинаешь неадекватно. Плохо видишь, плохо слышишь, не так соображаешь. Я-то знаю, в моей практике такое бывало. Иногда посмотрю на Хабиба и говорю: "Все. Он уже не в своем уме!"

– Нервный, раздражительный?

– Да! Слышит шуршание воды – и все, помутнение. Он не пил 36 часов!

– Страшно представить.

– Это состояние на грани фола. Но мы-то нормальные – должны знать, что с ним делать и как все это гасить…

– На вас в таком состоянии огрызнуться может?

– Никогда! На кого угодно – только не на меня. Знает же – я все равно доведу до ума. Никто лучше меня не знает, сколько он может согнать, сколько выдержит. Все это повторяю в год по 8 раз. Только с Хабибом мы все это прошли больше ста раз. Что я буду с ним консультироваться? Все самому понятно!

– Вот Хабибу объявляют, что бой сорван. Реакция?

– Закричал: "Я буду гонять и драться!" Я просто ответил – хорошо, пусть придут врачи и скажут свое слово. Как только Хабиба к ним доставили, решение было единогласным: "Боя не будет". Ну, все!

– Он был в ужасном состоянии?

– Тогда пришел в себя через 4 часа. Начал говорить, что в порядке. Рвался сражаться. Еще не знал, что в нем уже сидит больше двух литров воды. Уже 6 килограмм лишних!

– Эх. Как обидно.

– Зато мы сохранили зарплату Фергюсону!

– Это как?

– Если Фергюсон взвешивается – он получает гарантированную сумму. Если б мы сорвали бой на 8 часов раньше, он бы этих денег не увидел. Но даже за это не был благодарен!

– Каков негодяй.

– Может, потому, что не знает? Или мозгов не хватило? Одно из двух!

– Если б Хабиб вышел против него в таком состоянии – исход был бы для нас печальный?

– Я уверен – с какими-то килограммами ему позволили бы выйти. Нашли выход. Но разве мне как тренеру это нужно? Республике Дагестан это нужно – чтоб Хабиба уронили?

– В таком состоянии его уронили бы?

– Естественно! Любой уронил бы! Выйти на бой в "плавающем" состоянии – вы можете это представить? Напротив один из сильнейших бойцов мира, а тебя шатает. Вот что хочу сказать – команда, которая находилась возле Хабиба, часть информации скрывала от меня…

– Вот как?

– К сожалению. Сам-то он говорил: "Все нормально". А нормально может быть тогда, когда делают то, что знают! Вот я знаю, как надо идти к весу. У меня не было случая, чтоб не согнал сыну вес, находясь рядом. Я начинаю сгонку за 40 дней до взвешивания. Если вес небольшой – ладно, можно начать за месяц. У меня четкий график – сколько он должен весить сегодня вечером, сколько завтра. С каким должен проснуться утром. Если 2-3 килограмма разницы, приводишь его в чувство: "Прежде у тебя было вот так. Что ты себе позволяешь?"

***

– Когда сорвался бой с Фергюсоном, Хабиб говорил – вообще хотел закончить.

– Он думал всерьез… Все говорил: "Вернусь ли я таким, каким был? Смогу ли?" Сомнения были большие. Открываю тайну: тогда его накрыли проблемы с позвоночником. При предельных нагрузках такое случается. Позвоночник – тонкая вещь! На каждой тренировке делаешь становую тягу, поднос ног по 80 раз, 150 бросков. Ты бросаешь, тебя бросают… Кто застрахован?

– Что делать?

– Проехали три лучших медицинских центра, где занимаются этим вопросом. В Америке, Бахрейне и Цюрихе одно и то же: "Срочно оперировать!"

– Все это вы скрывали?

– 4 месяца. Пока Хабиб не начал плавать и бегать. Ясно стало, что идет на поправку.

– Когда все случилось?

– За неделю до боя с Фергюсоном. Еще до обезвоживания чувствовал дискомфорт. Вдруг сообщает: "Не могу правой рукой ровно достать до ноги". Левой все нормально, как тянется правой – острая боль! Это только первые признаки. Дальше хуже. Как оказалось – трещина в позвонке. Когда тянулся правой рукой, она раскрывалась.

– Если б продолжили готовиться к бою?

– Могло завершиться пожизненной инвалидностью. Ноги отказали бы. Потом стало понятно, когда операция оказалась сложнейшей. 4 часа делали! Хвала Всевышнему…

– В Америке оперировали?

– В Германии. Такая операция с реабилитацией стоит 150-180 тысяч долларов. Дорогое удовольствие.

***

– Я как-то присмотрелся. У Хабиба одно ухо сломано, другое – нет.

– Поправляю. Одно сломано четыре раза, другое – пять. У меня каждое сломано на один раз больше. Видите – правое оттопырено? Думаю, Хабиб к концу карьеры меня нагонит.

– Ломать ухо – ужасная боль. Самый тяжелый его случай?

– Да нет… (раздраженно). Ломать уши – вообще не страшно! Каждый ребенок в Дагестане ломает уши в зале и не плачет. Я как-то прикинул – знаете, сколько у нас в республике сломанных ушей?

– Занимательная статистика. Так сколько?

– 200 тысяч.

– Страшно.

– Страшно, когда ломается ребро. Летят связки. Не говорю про крестообразные. Когда тебя пронзает сначала боль, и тут же мысль – все, 7 месяцев железно! Год пропал! А если 7 месяцев лечишься – значит, полтора года будешь восстанавливаться. Мы будем говорить про уши? Тьфу на них!

– Это кто ж Хабибу ломал ребра?

– Ислам Махачев. Готовились в зале, я был рядом. Хабиб уходил в партере, Ислам атаковал. В тот момент еще никто не знал, что это будут два ведущих бойца мира. Работали в полную силу, со злостью. Один не выпускает, другой держит положение. Вдруг звук – хрясть! Будто сухая ветка!

– Сколько ребер?

– Два. За пару дней до этого мы с баскетбол играли – я палец сломал. Хабиб страшно не любит проигрывать, а тогда сильно зарубились. Счет 7:7. Я в его команде был. Взглянул на мой палец: "Отец, это мелочи. Не меняйся. Надо выиграть". Я под щитом хорошо работаю, всех телом раздвигаю. А тут уже я ему ответил: "Это мелочи! Через 2 дня начнешь работать".

– Пошутили?

– Подбодрил. Сами ребята говорили: "Зал был прохладный…" Может быть. Но это не должно было сказаться. Они боролись после разминки, все мокрые. Мы на стуже минус четырнадцать делаем зарядку. Потом пробежались – и в зал.

– Сколько после перелома ребер нельзя бороться?

– 3 месяца только лечение – и полгода без боев. "Скорую" вызвали. Ребро интересно лечится: заливаем сосновой смолой на неделю, чтоб не криво срослось. Она вытягивает форму. Горячую – прямо на тело.

– Потом начались истории с Фергюсоном.

– Сначала колено против Фергюсона, потом история, когда Хабиб не смог согнать вес. До этого у самого Фергюсона появилась кровь в легких, он снялся.

***

– Больным бороться ему приходилось?

– На Кубке мира – с открытым переломом пальца. Оставалось полторы минуты, счет был 1:1. Схватка за выход в финал. Ломает руку!

– Кость торчала?

– Кость вышла – страшно смотреть. Он сказал: "Бинтуйте, я закончу схватку". Одной рукой затянул парня в партер, сделала на обе руки болевые. За 7 секунд до окончания боя. Причем, сложный болевой! Сопернику надо было одной рукой похлопать – а у него обе заняты. Кричит: "Есть!" Я смотрю: "На самом деле – есть…"

– Что в финале?

– С другой стороны мой же спортсмен, Магомед Алимчиев. Мне говорит: "Он что, с ума сошел – собирается выйти с такой рукой?"

– Но вышел?

– Вышел. Обнялись – и Хабиб без боя стал вторым. Врачи запретили бороться. Как-то в Симферополе вышел после операции, со спицей в руке. Эта спица начала вылезать. Надо было быстрее поединок заканчивать, боль ужасная. Да и соперник смотрит, что Хабиб правой рукой не бьет, о чем-то догадался. Начал под эту руку подстраиваться. Так Хабиб ему во втором раунде сделал прием "распятие"…

– Звучит-то как.

– Одну руку ногами держит, другую – двумя руками. Соперник наш выдохся, не вышел на третий раунд.

– Самая крутая физическая боль в его жизни?

– Есть у нас баскетбольный зал 38 на 18. Хабиб разбежался, резко развернулся на 360 градусов. Нога ушла. Хлопок – будто трос порвался! Нога опухала на глазах, вызвали "Скорую", отправили в Москву. Разрыв крестообразной…

– На сколько выбыл?

– 8 месяцев. Тогда сорвался бой с Дональдом Серроне. Огромное разочарование – люди ждали этого боя!

– После "крестов" все что-то теряют.

– Конечно.

– Что потерял Хабиб?

– Хорошую игру в футбол. Он бил с лета по мячу любой ногой. Шикарно жонглировал мячом.

– Бог с ним, с футболом. В борьбе?

– Потерял ключевой проход в боковую. Это нужно признать. В руках остался мах. Подсечки боковые остались. Подхват под две ноги, который провел Дос Аньосу, вроде бы остался – но это было еще до "крестов"… Посмотрим, что осталось! Стараемся вернуть!

***

– Помните, как увиделись сразу после сорванного боя с Фергюсоном?

– Мы долго, смиренно ходили вдоль моря. Думали, разговаривали…

– В Махачкале?

– Да, здесь. Возвращаю его памятью на 45 дней назад. Говорю: "У тебя же остались мои голосовые сообщения?" Изучаем каждый день. Вес у него был 86 килограмм. За 30 дней до взвешивания должен был дойти до 81. "Сколько ты весил?" – "84…"

– Почему?

– Он почему-то решил, что за последнюю неделю сгонит 11 килограммов. А за 7 дней можно сбросить только 8!

– Как оказалось, можно и больше. Просто биться нельзя будет.

– И я и том же. Вот ходили и говорили обо всем этом. В чем ошибся. Почему 3 года назад уходило легче. Хабиб просто вырос, стали другие мышцы! Он созрел как мужчина. Теперь это не эластичный юноша. На нем сейчас четыре жировых слоя. Ты крепче – но что-то делать тяжелее…

– 29 лет – это возраст.

– В нашем поколении до 32 отлично переносятся нагрузки. А кто-то заканчивается в 28-29. Уходят четыре важнейшие вещи.

– Это какие же?

– Эластичность мышц. Функционалка. Способность быстро восстановиться после нагрузок. Потихоньку начинаем терять зрение.

– Да вы что?

– Это нормальная вещь! Чему вы удивляетесь? Все замечают это в 45. Но начинаются потери в 30. Как и память. Вы же не выучите сегодня стихотворение, которое могли бы выучить в 17 лет?

– Еще как выучу.

– Вы обманываете себя. Не выучите. Это не годится! С такими вещами надо соглашаться.

– Рад бы не согласиться. Но соглашаюсь.

– Вот! Склероз – что ты будешь делать? Так и зрение. Отец у меня читает без очков в 84 года, но он уникум. А я уже пятый год ношу. Газету надо отодвинуть, чтоб прочитать.

– Не огорчайтесь. Вам идет.

– А в 45 лет думал: что это мой брат очки напялил? Он старше на три года! В армии километр пробегал за 2,58. 3 километра – 9,59. Для спортсмена, который занимается единоборствами, результат отличный. 37 раз делал подъём-переворот на перекладине. Но вот не было у меня спринтерских побед! Знал – должен в начале как-то утихомирить соперника, в середине боя начать показывать себя, к концу его закрутить. А кто взрывной, мощный – тот должен начинать сильно…

– Хабиб – ваша копия. Когда ему надо будет заканчивать?

– Думаю, в 32 Хабиб должен закончить. Может еще год-два после этого продержаться, но потом будет поздно. Когда проиграет середняку.

– Не представляете его таким, как Федя Емельяненко?

– Нет! Не могу представить! Федор был лучший боец своего времени. Пять лет ему не было равных. Вы думаете, я оправдываю то, что Федор остается сейчас?

– Думаю, вам неприятно на это смотреть.

– Вот смотрите! 42 года. Федор мог бы стать замминистра спорта России. Уж руководить областным спорткомитетом – сто процентов. Он сделал MMA видом спорта для России, это огромное дело! Но сейчас ему надо не боями заниматься, а развитием ММА в стране. Его уважают, он первопроходец.

– А не позорить имя?

– Я бы не сказал, что он "позорит имя". Но называется это – "бесславный конец славной армии". Скажите нам: "Кому-то на имени Федора Емельяненко ещё хочется зарабатывать деньги". Ну, скажите – и мы успокоимся! Просто хочется видеть его в другом облике. Другом статусе. Он нормальный, богобоязненный. Никогда не было буянства. Пусть от Федора в другом деле будет польза, а мы за былые заслуги поаплодируем, проводим его…

***

– Хабиб рассказывал, получить от вас затрещину было делом обычным.

– Ага.

– Последняя оплеуха?

– Лет в 16. К 17-ти он уже повзрослел. До этого мог получить за что угодно – домой вовремя не пришел, не сделал что-то… Если вижу, что мается от безделья, сразу везу в селение к деду. Пусть сено таскает, навоз разбрасывает, косит. Ему физическая нагрузка нужна была постоянно.

– Самый яркий случай, когда он вас привел в ярость?

– Зная меня, в ярость привести не мог… Хотя – было!

– Рассказывайте.

– 3 месяца провел на сборах, потом выиграл молодежное первенство Дагестана. На неделю отпрашивается у меня в Махачкалу – в море поплавать. Друзья обзвонились. Уже собирается ехать – я остановил "Газель", открыл дверь: "Хабиб, слушай внимательно. Я тебя отправляю в Махачкалу не за дела твоих приятелей драться. Если что-то случится – я тебя… Ты меня знаешь!" Предупредил и отправил.

– Люто.

– Слушайте дальше. А у меня весь город – знакомые. Куда б Хабиб не пошел, мне скажут. Где был и как себя вел. Вдруг звонок – тренер по волейболу рассказывает: около первой школы толпа. Хабиб в центре дерется один на один с другим парнем.

– Крепкого выбрал?

– Тоже спортсмена, чемпиона Дагестана. Еще и здоровее Хабиба килограммов на восемь. Здесь со слабым не дерутся. Мой уже без футболки, всю спину расцарапал на асфальте.

– Результат?

– Хабиб сделал удушающий прием. Держал того на "треугольнике".

– Что ж ваш волейболист не вмешался?

– Он в этот момент и вмешался: "Ты же сын Абдулманапа!" Хабиб как имя мое услышал, сразу "треугольник" разжал. Заставил волейболист их пожать руки друг другу. А я все знал через пять минут. Сутки назад его отправил, предупредил!

– Вот тут-то вас и захлестнуло?

– Захлестнуло…

– Что сделали?

– Написал два слова – "я еду".

– Что Хабиб?

– Перепугался! Пишет в ответ: "Я у дяди Али". Это уже защита, когда я в ярости. Али – мой старший брат.

– Но досталось Хабибу сильно?

– Как говорится, нелегко ему тогда пришлось… Ха-ха… Хоть Али меня и сдержал: "Я сам с ним поговорю".

– Когда почувствовали, что Хабиб перестал вас бояться – а полюбил по-настоящему?

– Думаю, понимать он меня начал к 20 годам. Даже в 19 все спорил: "А не лучше ли так?" Я, помню, на него посмотрел однажды: "Может, тебе лучше поменять тренера?" Такое бывает – сын не хочет у отца тренироваться. Просто стесняется сказать – так лучше скажу я. Хабиб смутился: "Не в этом плане" – "А в каком?" – "Вон те иначе готовятся…"

– Как интересно.

– Отвечаю – эти мне не пример вообще. Я получил другое образование. Учился у других людей. Я был членом сборной СССР, чемпионом Украины по дзюдо и самбо. Знаю, что делать!

– Еще бы.

– У меня же остались планы подготовки, над которыми работали лучшие тренеры и ученые. За каждый вес в сборной СССР отвечали 3-4 тренера. Одаренных искали по всей стране. Человек мог не попасть в тройку на чемпионате СССР – но его приглашали в сборную. Хабиб родился в 88-м. Когда ему 20 – мне 46. Я заслуженный тренер России. 40 лет провел в зале. Кто лучше понимает – я или он?

– Это вопрос ясный.

– Но со временем до него стало доходить. Сколько мы с ним гуляли вдоль моря, сколько Хабиб сидел у меня на воспитательных часах! Сейчас заставлю его изучать поэзию. Здесь у нас пробел.

– Что именно?

– Пусть изучит 3 и 4 том Расула Гамзатова в оригинале. Сам переведет с аварского на английский язык и процитирует в Америке, каким должен быть мужчина. Там глубокий смысл!

– Предвкушаю эффект.

– Пусть в Америке знают – каким мужчина должен быть для села, каким для семьи, а каким – для страны. Вот будет выходить на бой, поднимаются флаги Америки и России. Good! Представляют бойцов от трех до пяти минут. Про Хабиба говорят: "Dagestan, Russia". 40-тысячный зал замирает. Как меня радует, что бой будет в Бруклине!

– Догадываюсь, почему.

– Там много русскоговорящих. Значит, наши фанаты. Уж если из нашего села едут на бой 20 человек! Это я не считал, сколько из всего Цумадинского района. Как мне говорили, 300 человек туда собираются. Специально ради Хабиба.

– Зато кого-то не будет.

– Меня не будет.

– Что ж вам визу-то не дают?

– Я чуть-чуть патриотичней, ха-ха… Чем все остальные…

– Это в чем же проявилось?

– Я и после победы, и на взвешивание выходил с флагом России. Не любят нас там! У меня же была виза, до этого дважды был в Америке. Ездил в Хьюстон, Лас-Вегас, Сан-Хосе, Лос-Анджелес. Оттуда отправился в Сан-Франциско. Месяц провел в Штатах – ничего не нарушал. А год спустя меня сняли прямо с рейса.

– Какое безобразие.

– Маленькие страны Польша, Эстония и Латвия выходят с флагами. А про российский говорят – "не выносить". Ну как не выносить? Я вынес!

– Когда?

– Когда Ислам Махачев у Лео Кунца выиграл, я вообще с двумя флагами выбежал. Одним сам размахивал, другой Исламу вручил. Хотя меня предупреждали. Говорили: "Не выноси, тебя оштрафуют". Да пусть штрафуют!

– Еще и штраф пришел?

– Не знаю. Ну, оштрафовали бы – мне что, 700 долларов жалко? То, что в папахе Хабиб выходит, обошлось нам тысяч в 30 долларов…

– Вот так новости. Тоже штраф?

– Нет. Постоянно предлагают – пусть Хабиб наденет кепочку с такой-то надписью. Дают за это от трех до пяти тысяч долларов. Минимум – две с половиной. Но мы выходим в папахе. Теряем деньги – ну и пусть!

– Широкие вы люди.

– Уже 9 раз выходили. Посчитайте. В финале снова начнут: "Сними папаху, надень нашу кепку". А мы несем нашу историю, любим ее! Наши предки так ходили!

– Будете и дальше ходить?

– Только так!

– Не предлагали название фирмы вышить на папахе?

– Что вы! Нет. Даже не предлагали.

– Ходит он в особенной папахе?

– Я говорил – 8 лет носит одну и ту же. Сколько у нас ее выпрашивали…

– Я представляю.

– Но мы дарим новые такие. Лицензированная папаха, в коробочке. Очень красивая. Стоит в пределах 100-150 долларов. Но я всем говорю: в России папаха должна стоить 50 долларов, не больше!

– Это овчина?

– Да, хорошо обработанная. Я хочу, чтоб в 40-тысячном зале половина американцев была в папахах.

– Это затея сильная. Никто особенную папаху украсть не пытался на сборах?

– Зачем ее красть? В Дагестане такая у каждого пастуха есть.

– Папаха с Хабиба – это не с пастуха.

– Да? Вы правы. Надо будет присматривать за ней. Но кто просит – тому новую папаху дарим. Есть на турнире в Москве по панкратиону специальный приз от Хабиба – денежки в конверте и папаха. Пусть молодым будет мотивация.

– Запатентовали папаху?

– Разумеется!

***

– Мы важное не выяснили – как вас с рейса-то снимали?

– Виза у меня была на три года – с 15-го по 18-й. Прошёл с товарищем в Шереметьево регистрацию, идем на посадку. На таможне даю паспорт, меня тормозят: "У вас проблемы с визой. Все объяснит консул на собеседовании. Сейчас советуем поменять билет".

– Таможенники?

– Был наш представитель и американский. Я пошел и поменял билет прямо в аэропорту – должен улетать через 3 дня. Маршрут у меня был Лос-Анджелес – Сан-Франциско – Лас-Вегас. Отправляюсь в посольство. Выходит женщина-консул, при мне пишет в паспорте: "Въезд запрещен"…

– Что-то объяснила?

– Кому они что объясняют? Никому! Вот так я в марте 2016-го был лишен права въезда. Все.

– Что-то изменить реально?

– Полная неизвестность! Мне предлагают судиться. Наверное, буду. Уже сказал: "Если получится – почему нет?"

– Значит, есть шанс?

– Есть, есть! Спрашиваю: "Чем я опасен для Америки? Объясните – чтоб хотя бы сам знал!" Расскажите, почему со мной лучше не связываться. За рулем я в Штатах не ездил. Задержаний не было.

– Как Хабиб отреагировал?

– Сильно расстроился. Для него очень важно мое присутствие. Думаю, американцы об этом знают! Ха!

– Ему самому визу перечеркнуть не могли?

– Тогда им пришлось бы ехать за Хабибом куда-то. Сын очень важен для UFC. Может собрать 30-40-тысячную аудиторию. Это трансляции на большие миллионы. Им невыгодно!

***

– Это же вы вылепили из Хабиба большого чемпиона. Не было бы вас – не было бы взлета.

– Кому-то надо было в 6 лет прийти в зал, заняться гимнастикой, потом найти тренера… У Хабиба все это было дома! В школе кто-то занимался 6 часов – я заставлял Хабиба учиться 9. Свободного вечера после тренировки у него не было. Сидел и учил арабский, английский, аварский…

– Арабский тоже знает?

– Спокойно Коран читает. В 6 классе выучил наизусть 200 хадисов (преданий о словах и действиях пророка Мухаммада. – Прим. "СЭ"). Вы можете такое представить? Получил премию в селении! В этих хадисах подробно рассказывается, например, как устроен желудок, что состоит он из трёх частей. В 70-х годах ХХ века профессора в Германии до этого дошли, все повторили. Что было описано 1400 лет назад!

– 200 хадисов наизусть – этого много?

– Не очень. 200 страничек.

– Ничего себе – немного.

– Да люди изучают Коран наизусть! В нашем селении таких 30 человек. Обычная жизнь мусульманина. Присмотритесь: перед тем, как выйти на бой, надеть папаху, Хабиб произносит несколько слов. Это фраза на арабском: "Всевышний, помоги".

– У Хабиба крутая память? Или у вас отличный ремень?

– Память хорошая. Но не гениальная. Я всегда считал, что старший у меня умный, а младший – спортсмен. Что Магомеду удавалось в два года, Хабибу – в три. В 10 Магомед делал то, до чего Хабиб дотягивался в 12. Я их сравнивал.

– В физических упражнениях тоже?

– Вот в физических Хабиб даже опережал! В 8 делал то, что Магомед мог только в 10.

– Магомед чем сейчас занимается?

– Борьбой.

***

– В сглаз вы верите?

– Не просто верю. Я знаю, что это есть. Даже в Коране об этом пишется. Пророк рассказывает, как правильно от этого излечиться.

– Как?

– Суры надо читать. Люди языком цепляют талант – могут сломать и хорошего бойца, и скаковую лошадь. Вот вам история: был в колхозе, 80 километров от Полтавы. Студентами картошечку собирали. В телегу запрягали такую красивую лошадь – черную, блестящую! На лавочке сидят две девочки, смотрят: "До чего ж красивый конь…" Я почувствовал что-то не то. Говорю им: "У вас такой язык, что можете убить не только лошадь, а слона. Успокойтесь!" Лошадка проходит тридцать метров – и падает мертвая. Разорвалось сердце.

– Вот так история. На Хабиба посыпались беды. Это не сглаз?

– Я тоже думал об этом. Может быть! Но я думаю, дело все-таки в запредельных нагрузках. Плюс – сгонка веса. Никто такой объем как Хабиб не выдержал бы. Я 20 лет работаю – встречал трех бойцов, способных выдержать в одном темпе 5 раундов по 5 минут.

– Это кто же?

– Камилов, Хабилов и мой Хабиб.

– Весь мир знает Хабиба.

– В момент самого расцвета Рустам Хабилов уехал к тренеру Грэгу Джексону, это American Top Team. Потерял все, на чем мы росли. Начал больше боксировать. Без борьбы и выносливости. На моем багаже выиграл там три боя. Потом проиграл два. Уже был на грани вылета. Понял ошибку – вернулся обратно!

– К вам?

– Да. Сейчас серия из 5 побед подряд.

– На всякий случай от сглаза прочитали из Корана то, что нужно?

– Да, обязательно. Вставал по ночам, делал Шукур-намаз.

– Это что ж такое?

– Это молитва-благодарность – за все то, что имею. Говорю Всевышнему, что всем доволен. Что выигрываю я или проигрываю – меняться не буду. Всякое поражение есть предопределение Всевышнего, и ты должен с этим смириться. Сохранять спокойствие. Только терпеливый войдет в рай! Только терпеливому будет награда от Всевышнего!

– Прекрасные слова. При этом во время боев терпение – это не ваше.

– Да, говорят…

– Подтверждаю – на вас больно смотреть.

– В последний раз у меня было такое давление, что страшно рассказывать. Рядом с братом случайно оказался врач. Присмотрелся ко мне: "Давай-как померяем". Один раз – аппарат показывает 180! Он не поверил глазам, измерил еще раз – уже 200! Скорее засунули мне капотен под язык, еще какие-то таблетки. Они и сейчас со мной. Выпил водички – и потихоньку на бой… Тяжело переношу. На все воля Всевышнего!

***

– В мировой десятке Хабиб первый?

– Первый.

– Кто второй – объективно, по силе?

– Фергюсон. У него были поражения, 7 нокдаунов в карьере. Бывало, в бою проигрывал два раунда из трех. А Хабиб не проиграл вообще ни одного раунда!

– Кто-то еще недавно говорил – у Хабиба просто не было сильных соперников. Есть что ответить?

– А что, мы сильных не просили? Разве вы не слышали наши заявления – "дайте лучших"? Хабиб везде говорил: "Я здесь, чтоб драться с лучшими!" На каждой пресс-конференции, в каждом интервью. Мы от кого-нибудь отказались? Ни от кого! Что еще нужно? Нам предлагали бойца – мы его били. Давали другого, посильнее – били и этого. Что еще нужно?

– Перед каким боем было особенно тревожно за сына?

– Перед Джонсоном и Барбозой. Но перед Барбозой сильнее.

– Он крутой?

– Очень! Ногами – опасный! Сильнейший в дивизионе.

– Самый страшный удар, который Хабиб пропустил?

– Два. Разворот ногой от Барбозы и боковой удар от Джонсона.

– Хоть раз вам доверительно сказал после: "Я поплыл"?

– Говорил иначе – "Искры полетели. Но не потерялся". Это после удара Джонсона. Тот ударом остановил движение. Но защита была. Не "плыл" Хабиб ни разу. Никогда! Ни падал, не плыл.

– Самый жуткий синяк на его теле?

– Настоящих синяков тоже не было. Как и сечек. Пару раз появлялась синяя точка.

– Тремя словами о сыне – какой он?

– Целеустремленный. Очень наглый и уверенный.

– Слезы Хабиба видели?

– Ни разу. Он во всем видит смысл. Хвала Всевышнему.

– Ваши слезы он видел?

– Не знаю. Но слезы были. Бой Ислама Махачева с Мартинсом в Америке. Я согласился с Хавьером Мендесом, пустил Ислама в размен ударами. Хотя можно было решить вопрос в борьбе.

– Завершилось печально?

– Махачев упал, пропустил страшный удар. Единственный проигрыш в его карьере. Первое падение. Это была моя досадная ошибка в тренерской работе! Зачем я согласился?! Почему поменял свои принципы? Когда обсуждали план на бой, меня уговаривал и сам Ислам, и Хавьер Мендес: "Он готов, обыграет…" Последнее слово было за мной. Даже сегодня – чувствуете? – у меня комок к горлу, как вспомню…

– Пропустив серьезный удар, некоторые бойцы становятся "пробитыми". После могут упасть от удара совсем легкого.

– Вообще-то смешанные единоборства в шесть раз безопаснее, чем бокс. Зато гораздо интереснее.

***

– Во время "дуэли взглядов" Хабибу что-то говорили?

– Говорил сам Хабиб Фергюсону, когда тот явился в черных очках. Сын усмехнулся: "Сними очки, хочу посмотреть в твои глаза!" Тот не снимает. Вот подлый он – или боится? Вопрос!

– Просто хочет вывести из себя.

– А чем здесь вывести? Ну, одел очки. Так и на бой выходи в очках. Но не выйдет же!

– Что Фергюсон ответил?

– А что может Фергюсон ответить? Он не может быть интересен фанатам без логики, хорошей мысли и юмора. Да, он выносливый. Да, он – боец. Падал и вставал, выигрывал. За это – уважаю. Ну а в голове-то что у него? Что на языке? Вот Хабиб с юмором. Бой заканчивается – шутит в нашей компании больше всех. Да и со всеми, с кем дрался, отношения у него хорошие. Мы о бойцах говорили достойно.

– Была история – представители Фергюсона выложили фотографию тирамису. Будто это Хабиб ел во время сгонки веса.

– С Хабибом рядом 8 человек – они же не должны голодать! Ребята едят что считают нужным! Что бы Хабиб ни сделал – та сторона будет преподносить негативно. Ну как во время сгонки сын может питаться пирожными?!

– Это было перед тем боем, когда Хабиб не смог согнать?

– Да. Почему-то не было никаких фотографий, когда он вес согнал и подрался с Барбозой.

– После той фотографии писали – "от Хабиба отвернулись фанаты".

– Не думаю, что кто-то отвернулся. Не смог согнать Хабиб только из-за травм. Я вмешался и дело закончилось больницей. Просто другой стороне надо всё представить иначе – будто Хабиб уклонился от боя! Думаете, им нравится, что у Хабиба столько подписчиков, болельщиков? Нет!

– Сколько подписчиков?

– В инстаграме больше 3 миллионов. По всем соцсетям – больше пяти. Второго такого бойца нет. Вы в курсе, сколько у Фергюсона?

– Сколько?

– Еле наскребает 600-700 тысяч. Сколько бы Фергюсон ни выигрывал, у него даже миллиона подписчиков нет! Конечно, все время будет говорить. Это не означает, что он полезный и умный.

– Золотые слова.

– Надо же чуть-чуть соображать! Учиться, совершенствоваться! Хабиб говорит на пяти языках. Понимает еще испанский и кумыкский. Есть такие познания у Фегюсона? Нет. Может собрать Фергюсон огромный зал? Мы этого не видели. Хабиб легко собирает от 10 до 15 тысяч.

– Вы про встречи с людьми?

– Да. В самой Америке у Хабиба не меньше болельщиков, чем у Фергюсона. По мастер-классам картина один к десяти.

– То есть?

– Хабиба приглашают в десять раз чаще. Что остается Фергюсону? Делать то, что он делает.

– Фотографировать объедки?

– Вот именно. Что-то искать.

***

– Самый подлый боец, с которым Хабиб сталкивался? Который мог локтем по яйцам засадить, в глаз пальцем ткнуть?

– Чтоб Хабибу такой попался – не помню. Вот Ислам Махачев встречался с таким Мансуром Бернауи, тот сейчас в финале корейского промоушена. Этот что только не вытворял. Пальцем тыкал в глаз, еще куда-то, искал сонную артерию… "Грязный" боец!

– Поговорили бы с ним.

– Я подошел, чуть-чуть разговариваю на французском. Он за Францию выступает, хоть сам из Туниса. Представился ему. Говорю: "Ты не мусульман. Мусульмане так не поступают! Дай сюда перчатки, ты не боец…" Подлее и грязнее никого не встречал.

– Не извинился?

– Тренер его извинился. Я тогда во время схватки был рядом, все видел – а народ не понимал, что это возмущаюсь. Бой остановили, дали ему желтую карточку. На весь зал показали повтор.

– Встречали борцов, которым делали болевой на руку, уже ломалась – а они терпели, не орали?

– У меня были герои, которым сломали руку. Но они не сдались. Были такие, которых задушили.

– Это как же?

– Уснул. Но не сдался!

– Умер что ли?

– Сознание ушло. Достаточно на шесть секунд пережать сонную артерию на шее, чтоб человек заснул. Передавили – ты потерял сознание. Судья останавливает бой, проверяет руку – а она провисает. Не сдался!

– Это правильно?

– Я считаю, когда "уснул" – это правильно. Когда болевым тебе руку сломали – неправильно.

– Тяжелые последствия у "заснувшего" могут быть?

– Мозг, сердце – все работает. Надо перевернуть, чтоб не лежал лицом вниз, вытащить язык. Если человек заснул – поднять ноги. Быстро очнется.

– Был на вашей памяти человек с фантастической способностью вставать после ударов?

– Фрэнки Эдгар! Пересмотрите его бой с Грэем Мейнардом за пояс. Вы увидите, что такое настоящее мужество. Падает и встает, падает и встает. Дерется пять раундов!

– Какой человек.

– Он провел какое-то невероятное количество 5-раундовых боев в UFC. Правда, недавно сильно упал с Ортегой, в первом же раунде. Впервые в жизни проиграл не решением судей.

– Хабиб мастер подколоть. Кто придумал – выйти в Бразилии в майках с надписью про джиу-джитсу?

– Это было в Сан-Пауло, откуда Роберто Карлос. Тот как раз в "Анжи" играл. Я и предложил выйти в майке с Карлосом – и сказать: "Роберто живет у нас и гостем себя не чувствует. Мы себя тоже гостями не чувствуем!" Куда бы мы ни приехали – везде у дагестанца есть кунак. Я не знаю – вы окажетесь моим кунаком?

– Меня это не страшит. Просто очертите круг обязанностей.

– Доверенный человек, которого вы заселяете, предлагаете дружбу. Остаетесь верным другом. Вы приезжаете в Махачкалу – я как ваш кунак селю у себя. Вы приезжаете как к себе домой, потом идете по делам. Это принято!

– Я согласен быть кунаком.

– А в Москве вы не должны отворачиваться, когда меня видите.

– Уж не отвернусь.

– Это уже посмотрим – будете отворачиваться или нет. Но Хабиб и наш друг Ильдар мне тогда сказали: "У нас есть другой вариант с майкой". Хабиб вышел с надписью на груди: "Если б боевое самбо было легким, оно называлось бы джиу-джитсу".

– Это удар под дых.

– Бразильские болельщики были в ярости! Хабибу к четырем охранникам выделили ещё шесть. Видели, как обстановка накалилась к взвешиванию. Лучший бразильский боец Таварес – как раз из джиу-джитсу. У него серия – четыре победы подряд. Когда тот заходил в клетку против Хабиба, ему кричали: "Умри или выиграй!"

– Чем дело закончилось, ваш кунак помнит. Таварес "умер".

– Рухнул в первом же раунде – на третьей минуте. Досрочно деклассирован, ха-ха. Кажется, судью года на два после дисквалифицировали.

– За что?

– Позволил Хабибу нанести около 12-ти лишних ударов локтем в голову. Надо было останавливать сразу после нокаута. Или после трех ударов. У Тавареса рука была зажата между коленями, не мог показать, что сдается. Другая болталась, он уже терял сознание. Судья-то должен видеть такие вещи!

– Лучший бой, который видели без участия сына?

– Назир Мамедалиев уронил казаха. Несколько комбинационных атак – разворот и удар пяткой. Человек на том же месте падает ничком. Этот момент с 2002 года крутят по телевизору. А лучший бросок – в прошлом году Рустам Хабилов устроил турку в Роттердаме. Есть в YouTube, посмотрите. Турок, бедолага, после этого броска бьётся головой и теряет сознание. Хабилов успел ещё ударить два раза. Пока судья не оттащил.

– Когда-то Александр Емельяненко мне рассказывал про три точки на теле человека. Удар в каждую – смертелен. Но вот забыл, что за места. Вы не знаете?

– Их не три, а пять. Но распространятся об этом не стоит. Вам советую больше не расспрашивать – если не хотите, чтоб были последствия. Эти вещи знают люди из разведки. А говорить не должны, это считается военной тайной. Только для защиты жизни, это на уровне холодного оружия. Есть кадык, сонная артерия… Про остальные точки говорить не буду. При мне в эти точки наносились удары – человек не умирал, но приводили в чувство долго. Ситуация была на грани.

***

– Пять минут меня не трогайте, я помолюсь…

Я закрываю дверь. Абдулманап расстилает коврик, встает на колени. Уходить мне необязательно, можно было и остаться. В селении меня не только пригласят в мечеть – еще и позволят фотографировать.

В комнатке Абдулманапа все самое важное – тот самый коврик для молитв, весы, огромный Коран. Бронзовый орел с расправленными крыльями и вышитый чьей-то заботливой рукой портрет Хабиба. Какие-то диски. Наверное, записи боев.

– Самый главный диск у меня в сейфе, – смеется Нурмагомедов. – Первый раз по телевизору увидел Хабиба, когда тому было 17. Есть у нас интересный журналист Рамазан Рабаданов. Все на свете комментирует, даже собачьи бои. Вот он пригласил Хабиба в программу "Утро-2". Потом диск выпустил с Хабибом на обложке. Тот бросок делает. Мне так неловко стало!

– Почему?

– Парню 17 лет. Некоторые борцы это восприняли как оскорбление – будто хочу сына пиарить: "Это что за молодой?" Я даже сказал: "Рамазан, ну, несерьезно…" – "Возьми и сохрани этот диск. Увидишь, я был прав!"

Еще остался забавный диск. Была у нас легендарная команда КВН – "Махачкалинские бродяги". Так Хабиб у них на подпевках был. Даже вы узнаете – стоит сзади в пионерском галстуке. С хором поет. Еще грамота сохранилась, могу показать. В школе получил – "самому аккуратному и чистому ученику школы". Он очень чистый был, это правда.

– Было еще видео – ваш Хабиб борется с медведем.

– С молодым медвежонком. У соседа было два. Один подрос, начал собак пугать, за велосипедистами бегать. Отдали в зоопарк. А с тем, что поменьше, боролись все пацаны на улице. Ну и Хабиб. Как-то время спустя едем в Кизляр, на трассе два медвежонка крупнее. Хотел Хабиба проверить: "С таким поборешься?" – "Без проблем…" Я думал, он испугается. Нет!

– Сабля шикарная.

– Подарок. Вот этот портрет Хабиба – ручная работа, подарок президента Евкурова. Существует в единственном экземпляре. Вот Коран у меня на видном месте. Его же подарок…

– Особые отношения?

– Его бойцы в этом же доме жили, как и вы.

– Корреспондентов тоже сюда селите?

– Знали б вы, сколько их из-за границы приезжает! Вот недавно из Норвегии были два парня. Голландцы приезжали. Несколько англичан. Всех сюда селил. Еще у меня целиком была гостиница "Приморская", там жил с борцами.

– Во времена давние, романтические эта "Приморская" считалась базой "Анжи".

– Да, да, да! Потом арендовал я. Рядом море, футбольное поле. Какие борцы из-за границы приезжали – всех селил рядом. Чтоб делились багажом, что-то у них подсматривали. Но больше они за нами подсматривали.

– Мне как-то дали живого орла подержать на руке. Довольно жутко. Хабиб держал?

– Так это даже в фильм про Хабиба попало – на руке у него орел сидит. Когда двигал руку вниз-вверх, тот когтями его руку сжимал. Сын улыбнулся: "Это настоящий орел!"

– Какая порода?

– Да обычный кавказский орел. Наверное, они все разные, но мы не различаем. Похожи на вот этого бронзового у меня на столе. Точно так отталкиваются, взлетая. Как и мы сейчас.

– Талисман футбольного клуба "Кельн" – козел. Они и держат при команде живого козла, выводят перед матчами. У вас табельный орел есть?

– Есть, как-нибудь покажу. В Цумаде наш близкий друг Ахмад выпускает – он летает над обрывом. Цумада в переводе означает "орлиный". У этого человека свой зоосад – орел, волк, рысь, кошки…

– Страшно орла на руке держать?

– Нет.

– Укусить может.

– А волк не может?

– Это аргумент.

– Хотя орел кусает сильно. Он волка может когтями ухватить! Держит, не дает пасть раскрыть.

– Я думал, эти ваши орлы мышей жрут.

– Ха! Орел с горным туром справится. Поднять его не может, так он его сбрасывает со скалы. Потом внизу отрывает от него кусок и улетает. А весит тур килограмм 120. Орел сам весит 30 килограмм – а может поднять ягненка. Который около 22. Атакует как истребитель!

– Вы это видели?

– Да это обычная картина, никто не удивляется. Вот недавно с горной козой орел зарубился. Та извивалась, кувыркалась, только чтоб не погибнуть. Однажды в Америке видел – орел на ребенка в парке напал. А в Цумадинский район мы с вами летом обязательно съездим. Обещаю. Наш дом прямо за мечетью в селении Сильди.

– Орлы у вас копошатся как голуби?

– В нашем ущелье можно увидеть 40 орлов разом! Если внизу какая-то мертвечина – будут между собой драться, кто больше ухватит. Если посыпать солью, они мясо сожрут, потом напьются.

– И что?

– Будут кружить над ущельем как тяжелые бомбардировщики. Наши для хохмы, бывает, 3-4 пачки засыпают. Потом смотрят, как эти орлы зависают.

***

– Я хочу в вашу Цумаду! – информирую.

– Эх, – Абдулманап заметно огорчается. – Сейчас подняться тяжеловато. Это погранзона, дорога тяжелая. Отсюда 200 километров горными дорогами. Меня-то пустят в Сильди, все-таки имение моей матери. Но лучше летом.

Я обещаю приехать – отец Хабиба кивает удовлетворенно.

– Я слышал, высоко в горах аулы, в которых остался один человек.

– Есть такие. Какой у нас Дагестан! Ой-ой!

Я улыбаюсь. Отлично знаю, какой Дагестан. Можно возвращаться хоть каждый месяц – и не повторяться в маршрутах. Диковина за диковиной.

– Какой источник в Агвали, какая минеральная вода из-под земли! Такой водопад! А одно местечко называется "тропа любви"… Сейчас в горах новую базу строим. На высоте 2300 метров.

– Высоко забрались.

– До сих пор готовились к боям ниже – 1750, 1800 метров… А нам надо выдерживать пять раундов по 5 минут! 25-минутные бои! В новом месте красный канадский дуб, шесть видов хвойных деревьев. Только в этой точке земного шара растут. А вода – лучшая в мире. Это рай! Но смотреть сверху на Махачкалу мука.

– Что такое?

– Вся Махачкала покрыта черной дымкой. Копоть, свинец!

– Стоп. У вас же не Челябинск.

– Нам помогают ветра, разгоняют все это. Но если безветренно, вся сажа стоит над городом. Зависает между горами и морем. Махачкала миллионная! Ни в одном городе нет столько техники, сколько здесь. Уезжаешь в горы – там первые дней пять тяжело двигаться. Люди постарше давлением мучаются.

– Но все того стоит?

– Через 2 недели у тебя начинает меняться тестостерон. Циркуляция крови совсем другая. Ты становишься лучше! Здоровее, очищаешься!

– Вы там даже особенную корову держали?

– У меня там две коровы было. Одна "мясной" породы – её недавно зарезал. Другая хорошая, дойная. Какая манная каша на ее молоке! Вожу туда сено, оплачиваю эту корову. Сейчас пару молодых коров куплю.

– Доить умеете?

– А что там уметь? Когда я рос – у нас было 6 коров. Промыл вымя, смазал вазелином. Тут важно следить, чтоб она ведро с молоком копытом не столкнула. Есть такие вредные коровы. Корова не такая глупая. В детстве еду на велосипеде – наши меня узнают, семенят навстречу…

– Сами быка резали?

– Конечно!

– Это ужасно.

– Я и сейчас режу на зиму быка. По 60 гусей могу зарезать. Что тут сложного? Что главное – когда режешь быка?

– Зажмуриться.

– Нет! Ножи нужно опустить вниз, произнести молитву Аллаху. Три раза повторить.

– Разрезаете горло?

– Ну да. По-исламски правильно, если рядом есть свидетели – ты резал правильно. Мясо будет халяль. Кто-то убивает электричеством. К голове быка ток подводит. Но это плохо.

– Бесчеловечно?

– В нем остается вся грязная кровь!

– Вот этого не хотелось бы.

– Конечно! Люди потом едят!

– Хабиб быка резал?

– Мне кажется, он барана резал на Курбан-Байрам. Или кому-то поручил… Рядом стоишь, говоришь вслух: "Я тебе доверяю" – и человек режет. Но ты сам снимаешь шкуру. Все съедается, ничего на потом не оставляется. Часть сам с гостями, треть отдаешь малоимущим. Это обязательно. 3-4 человека накормишь этим бараном.

– Для молодого парня резать барана – испытание.

– Да вы о чем? Он с двух лет возле меня, как ходить научился. Хабиб все умеет и понимает смысл. Он очень добрый. В первый раз из Америки возвращается, тянет на плечах две сумки. Все набиты вещами.

– Кому?

– Молодым одноклубникам. Как раз тем, кто хорошей одежды не имел. Все раздал. Как выигрывает турнир – сразу: "Папа, надо для ребят устроить хороший ужин!" Такое отношение к друзьям и малоимущим – это и есть награда от Всевышнего.

– Вас удивил каким-то подарком?

– Говорит однажды: "Папа, я привез тебе машину…"

– Тот самый белый Land Cruiser, который стоит у порога?

– До него еще был Ford Focus. Привёз новый из Москвы лет семь назад. 720 тысяч стоил, кажется. Время спустя появился этот Land Cruiser. Дом в Махачкале купил с гаражом. Участок.

– Сколько стоит дом в Махачкале?

– Смотря где!

– Хороший дом. Вроде вот этого вашего.

– Здесь раньше жили три семьи, потом уехали. В 2001-м этот дом обошелся в 85 тысяч долларов. Сейчас он стоил бы миллион двести тысяч долларов…

– Шутите?

– Тут целый двор в пять соток и 4-этажный дом! До моря триста метров. Рядом скоростная трасса от аэропорта, самый центр. На нашей улице 4 министерства.

– Лет десять назад здесь никому ничего нужно не было. Трущобы начинались за соседним мостом, люди в гаражах жили.

– Это не 10 лет назад было, а 15. Писали в объявлениях – "Редукторный не предлагать". Это поселок рядом с базой "Анжи". Сейчас считается элитный район. Самые красивые дома, два парка сделали, озеро очистили. Памятник русскому учителю поставили. Деньги все перевернули. Самые дорогие квадратные метры стали!

– Отец ваш жил в горах?

– Работал и жил. Сейчас переехал в Кизилюртовский район. Но возвращается в горы часто. Ему 84, сам за рулем…

– Что за машина?

– Обычная "Калина". Хабиб все говорит: "Дед, надо тебе машину поменять!" – "Нет, мне этой хватит в поля съездить, в селение…"

***

– Лавины у вас в горах случаются?

– (жизнерадостно) Обязательно!

– Как выглядит?

– Иногда смотрим – надвигается что-то, вот-вот пойдет… И точно! Это такое чудо! Вы никогда не видели?

– Никогда.

– Сначала шум, что-то сорвалось. Начинается издалека, но мощь уже чувствуешь. А когда видишь, двигается уже половина горы. Кажется, земля шатается. Поначалу вяло, а как дойдет до середины – спаси Аллах! Все давит перед собой. Строения, машины, деревья…

– Где останавливается?

– В ущелье, у речки. Самую жуткую я видел в 2001-м, недалеко от нас. От стрельбы началось. Бывало, лавина Цумадинский район вообще отрезала от мира. Мы ведь на самой границе с Грузией и Чечней. Дорогу перерезает – и все. Как-то смотрел видео – молодая женщина заболела, несколько человек понесли ее на руках в райцентр. В больницу. 17 километров прошли – скончалась!

– Что делать?

– Обратно понесли по тропам – на руках. А это XXI век! 6 лет назад газ провели. А работает только в трех селениях. 18 населенных пунктов газифицированы – но газа нет.

– Это что за новости?

– Пробиты камнями. Как раз лавинами.

– Слышал я, в лесах вашего Цумадинского района до сих пор бродят люди с автоматами. Лучше туда не соваться.

– Лет пять как покончили с этим. Случается, просачиваются откуда-то 5-6 человек. Думаю, ликвидируют.

– В лес уходило много молодежи.

– Уже нет, поставлена точка! Прежде такое было. Еще лет семь назад. При Абдулатипове вопрос сняли. Главная заслуга – при его правлении в Дагестане не было терактов. Перестала молодежь в горы уходить.

– Вы понимали тех, кто уходил?

– У всех же разные ценности! Как говорит Священный Коран? "Под ногами матери для вас рай". Что вы ищите его за границей? Еще где-то? Можно дома. Сделайте так, чтоб родители были вами довольны. Окажетесь в раю!

– Не тесно вам здесь?

– В селе – тесно. Это правда. В городе – нормально!

– Не страшно жить в ауле?

– А чего бояться?

– Была ж история с Михаилом Кругом. Вы тоже многим кажетесь богатым человеком. Шпана залезет.

– Не думаю, что это возможно. Нет у меня ничего, чтоб воровать! Одно не хотелось бы потерять – награды Хабиба, какие-то памятные вещи. Это ценность для всего Дагестана и России! Его папахи, призы, подарки со всего мира… Я бы хотел в нашем Кировауле сделать хороший музей. От Махачкалы всего 75 километров, час двадцать по хорошей трассе. Народ будет ездить.

– Поблизости музеи вообще есть?

– Хирурга Вишневского, изобретателя мази от ран. Родился в соседнем ауле.

***

– Сколько поясов у вашего "Eagles"?

– 7 поясов – разных мастей. Еще за три боремся.

– Что ж они не в кабинете вашем висят?

– Ха-ха! Мысль есть – устроить здесь гостиницу-музей. Номеров на шесть. Но если все это в кабинете вешать – стена рухнет! Я 27 чемпионов мира воспитал! Что, и эти награды расставить? Пояса и кубки Хабиба дома лежат. Сейчас дочка Хабиба ими играет.

– Сын не дорос?

– Маленький еще. Кубки ломать племянники помогают. Дети есть дети. Дом полон детей: у Магомеда трое, у Хабиба двое, у дочери трое… Когда внуки собираются – вокруг меня человек восемь! Только успеваешь выхватывать из рук: "Это не трожь".

– Самый красивый приз Хабиба?

– Самый дорогой подарок – в 2014-м его признали лучшим новичком UFC. Еще лучшим спортсменом России. А самая красивая награда – "золотой мангуст" и "лучшему из лучших". Хабиб только переходил во взрослый спорт, выиграл восьмерку. Вот эти призы держим от детей особенно далеко.

– У вас серьезные бойцы на зарплате?

– Судите сами: Минаков, бывший чемпион "Белатора". 21:0 в тяжёлом весе. Хабиб и Абубакар Нурмагомедовы, Ислам Махачев…

– Минаков – легенда. Какие зарплаты у людей такого уровня?

– Не меньше 100 тысяч рублей в месяц. Остальное – гонорары от боев, там совсем другие цифры. От 50 тысяч долларов за бой и выше.

***

На экране мелькают кадры – Хабиб бойко излагает что-то на английском.

– Какой молодец, – кивнул я в сторону экрана.

– Я его заставлял учить язык! – поднимает палец Абдулманап. – Хабиб поступил в турецкий колледж. Там два языка учил – арабский и турецкий. Из-за английского языка Хабиба из колледжа выгнали!

– Это что за новости?

– Там набрали 75 человек, а выпускалось только 25. Считайте сами, сколько надо было отчислить. Через год Хабибу говорят: "Ты 28-й". Я в этом колледже работал, тренировал в зале. Но просить за сына к директору не пошел. У меня и дочка там училась.

– Удачнее?

– Так училась, что сейчас работает учительницей английского языка. А Хабиб ушел оттуда в школу с английским уклоном. Вместо того, чтоб просить за него, нанял парню репетитора. Потом Хабиб перешел в финансово-экономический колледж, это вообще одно из лучших заведений Махачкалы.

– Сейчас тоже учится?

– Академия Плеханова в Москве. Я за этим слежу. Мой племянник Омар Нурмагомедов, чемпион мира MMA, у которого тоже ни одного поражения в карьере, по два часа в день проводит за учебниками английского… Наверстывает упущенное!

– Вы на каком говорите, кроме французского и аварского?

– Читаю на арабском. Что Хабиб не понимал в 25 лет – понял сейчас. Когда-то казалось, что у него худший отец. Самый строгий! Говорил: "У моих друзей лучшие родители. Они целые вечера свободны". Хабиб с темнотой должен быть дома. Сидеть и учить языки. Потом начал выигрывать соревнования… Уже что-то понимал…

– Говорили с ним?

– А как же? Объяснял: "Этим языки, может, и не понадобятся. А тебе английский необходим как вода и воздух. Эти ребята – не твои друзья" – "Ну почему?! Я с ними вырос"!" Время спустя оказался в Америке. Тренер Хавьер Мендес на сборах кричит: "Расслабься, спокойно!" А Хабиб думал – его подгоняют. Требуют – "еще мощнее, сильнее". Закрепощался. Хавьер смеялся… Мендес ему пытался объяснить, что прямо во время боя надо уметь расслабиться. Отходишь на расстояние, где тебя не достанут, – и пауза организму. А сын не понимал, языка не хватало! Потом Хабиб сказал: "Даже в этом отец был прав".

***

– Про Хавьера Мендеса Хабиб высказался: "Это настоящий американский гангстер".

– Хавьер – тренер с большой буквы. Специалист ударной техники, сам двукратный чемпион мира по кикбоксингу. Выступал в профессионалах, подготовил двух обладателей пояса и ещё одного претендента.

– Хабиба?

– Нет, Хабиб – четвертый его претендент. Это тренер, которому уже ничего не надо доказывать! Все сборы проводит уверенно, деловито и с пользой.

– Еще Хабиб сказал – "это мой второй отец". Не задевает?

– Абсолютно нет! Он в самом деле любит Хабиба за трудолюбие и помощь центру подготовки АКА. Мой сын притащил туда новых звезд из России. АКА стал всемирным центром лучших бойцов. Омар Нурмагомедов уже четвертый раз там готовится, Абубакар Нурмагомедов тоже, Зубайра Тухугов, Ислам Мамедов, Ислам Махачев, Абусупиян Алиханов, Сергей Павлович, Хабиб Нурмагомедов… Достаточно?

– Вполне.

– Ха! Это три пояса разных уровней. Четвертый – претендент в UFC. В следующем году отправим туда еще пять человек! 15 наших будут готовиться в Америке!

***

– В вашей жизни были явные проявления Аллаха?

– Вообще-то нам по религии нельзя сомневаться в существовании Всевышнего… Я с детства знал, что есть потусторонняя жизнь. Если ее нет – почему у воды из священного источника зам-зам в Саудовской Аравии другой состав?

– Это удивительно.

– Это доказали японские ученые. Когда читают Коран – вода оттуда меняет формулу. Это же не новость! Я каждый день чувствую присутствие потустороннего мира. Вот сейчас чувствую. С утра пять минут помолился, сделал намаз – у меня свобода, облегчение… Когда человек начинает буянить?

– Когда?

– Когда всего в достатке. У него нет забот. А человек рожден служить Всевышнему! Кто сомневается в потусторонней жизни – тот человек неверный…

– Страха смерти у вас нет?

– Абсолютно нет. Если надо – готов принять раньше. Много чего видел. Я же в 82-м готовил людей в Афганистан, служил в 40-й армии. Каждый три месяца отправляли 150 новых солдатиков туда. А оттуда привозили солдат на ампутацию. Кому руку, кому ногу. На плащ-палатках несли их в санчасть.

– Самое жуткое, что там увидели?

– При мне механику-водителю зажевало ногу между двумя БМП. Каждая машина – больше 13 тонн. Не успел подтянуться на руках, слабый был.

– С настоящей опасностью столкнулись?

– Как-то трассирующая пуля ушла в сухое поле. Мы с ротой зажаты горами, ветер несёт пламя на нас. Прятаться некуда. Все оцепенели. Я кинулся вперед, поджег перед собой. Выгорел коридор. Кричу: "Одеть противогазы, за мной!" А иначе кто-то выбрался бы, а кто-то обгорел…

– Сержантом были?

– Старшиной.

***

– За тем, что творится у Хабиба в соцсетях, вы следите?

– Что-то читаю. За всем уследить невозможно – это надо целыми днями листать! По 800 комментариев к каждой новости! Просматриваю только личные сообщения Хабиба.

– У вас компьютер есть?

– В каждом офисе. Скоро и здесь поставим. Я в этом деле понимаю.

– Вы-то в соцсетях есть?

– Сам веду и "ВКонтакте", и страничку в Фейсбуке, и Инстаграм. Подбираюсь к 100 тысячам подписчиков. Давайте прямо сейчас посмотрим, сколько уже… О! 91 тысяча! Я уже два раза закрывал Инстаграм, потом открывал заново. У обычной новости от 20 до 30 тысяч просмотров. Вот вчера выложил, как у нас мусор из машин выбрасывают прямо на обочины. Сегодня – 27 тысяч.

– Вы бы тренировки свои выкладывали.

– Выкладываю каике-то эпизоды. Сразу 120-150 тысяч смотрят!

– Говорят, ваш мастер-класс стоит 200 тысяч.

– Это минимум. Без этой суммы на два часа работы я никуда не выезжаю.

– Много приглашений?

– Прямо сейчас – из восьми городов. Но всеми разъездами займусь после боя. Все это прекращается за 2-3 месяца до боя. Вот потом – пожалуйста, мастер-классы, встречи с людьми… Хабиб вернется в Махачкалу 10 апреля. 18 апреля у нас здесь встреча с народом в Махачкале. Недельку передохнем, потом с народом встретимся. Потом надо поехать куда-то отдохнуть. Я думаю, отдыхать поедем в Туркмению. Потом в Азербайджан.

– От лишних людей надо уметь отстраняться.

– Хабиб иногда ко мне поворачивается в аэропорту: "Вот что я с ними сделаю?" Вокруг много народу. Надо идти на регистрацию – а его не пускают! Все хотят сфотографироваться по отдельности. Я им говорю: "Давайте по 5 человек фотографироваться, мы опаздываем", – не хотят понять!

– Это беда.

– А должны понять! Если мы с утра до вечера будем заниматься фотосессиями – ни к одному бою не подготовимся.

– Если уж вам трудно пройти по набережной, я видел – каково Хабибу?

– Хабибу невозможно. Я-то пошёл на берег только потому, что вы приехали. Так хожу только по воскресеньям. Потому что не дают прохода! Каждый подходит: "Как вес у Хабиба? Как дела, как здоровье?" Я ж не могу пройти и не ответить. Решат, что зазнался. Не хотелось бы, чтоб к Нурмагомедовым такое прилипло. Поэтому стараюсь выходить подальше от городского пляжа – лучше где-то у "Приморской". Или в горы уехать.

– Много желающих у вас заниматься?

– Не сосчитать. В Дагестане страшно не хватает залов. Их строят там, где они не нужны – а нам они нужны как воздух! Вы же видели, сколько у нас занимается на пляже народа? И старики, и дети. Кто в волейбол играет, кто копье швыряет.

– Когда-то вы получали по 30 писем в день.

– Получал больше. Отвечал каждый вечер на 30. Сейчас во время подготовки Хабиба меньше. Но бывают вечера – сажусь и пишу 70-80 ответов. Пусть двумя-тремя словами, но отвечаю каждому. А кому-то длинные наставления.

– Сын звонит часто?

– Два раза в день. Иногда три. Вчера вечером набрал: "Отец, все в норме, не тревожься. Все по тому плану, который ты написал". Но чаще маме звонит. Иногда открываю ее телефон, а там – "мамуля", "сыночек"…

– Снится он вам?

– Бывает. Обычно – со всей группой. Всплывают какие-то моменты из прежней жизни. Позавчера приснился – поднимает руку: "Мы доказали!"

– Уже знаете, где будете 8 апреля в 6 часов утра?

– Есть у нас ресторан "Лондон-Каприз". Там всегда столы накрывают к бою Хабиба. С ночи туда отправлюсь. Все равно не заснуть. Самые уважаемые люди придут, самые заслуженные артисты, олимпийские чемпионы… Наш певец, который песни слагает про Хабиба. Ещё в кинотеатре "Россия" соберётся народ. Там трансляция на большом экране.

– Все умещаются?

– В прошлый раз не все желающие вместились. Человек 70 было в ресторане, на улице в два раза больше. В кинотеатре – больше тысячи. Еще 40 клубов в Махачкале показывают. Люди тоже с ночи собираются.

– Телефон разрывается?

– Все соображениями делятся! Смотрели бой с Барбозой. Особенно третий период всех встряхнул. Когда Хабиб выбросил ногу два раза, один раз попал, "вертушка" прошла через голову. Я назвал это "махновщина".

– Почему?

– Хабиб, видимо, упустил на уроках истории, что это такое. Потом в прямом эфире дагестанского телевидения сообщил: "Честно говоря, не понимаю, почему отец назвал это "махновщиной"…"

– Объяснили?

– Пришлось объяснить, как воевал Махно. Для него не было Родины. То за этих, то за тех. Вот и Хабиб два раунда отработал отлично, по плану. В третьем вдруг начал биться с ним в стойке. Скорее всего, просто доказывал своему же лагерю, что это тоже умеет: "Вот мы какие!" Готов прессинговать Барбозу, гонять по всей клетке. Хабиб начал драться ногами – хотя Барбоза в этом моменте номер один в мире! Разве не махновщина?

***

В горы мы так и не забрались. Поднялись на какой-то холм – но видно и оттуда все на свете. Может, останкинскую башню и не разглядеть, но вот семь минаретов – вполне.

– Наш – самый красивый, – перехватывает мой взгляд Абдулманап. – Только в селении три. Вон сулакская мечеть, вон кизилюртвская…

Весна! Теплый воздух своими руками, кажется, сдергивает шарф. Помогает расстегнуть ворот.

– Как у нас говорят, хоть снег идет – выпускай скот 22 марта. Уже весна! Тут на неделю раньше все начинается. Летом приезжай.

Я обещаю.

– Сегодня 12 градусов. Завтра будет 13, послезавтра – 15… – подкрепляет пожелание Нурмагомедов.

Ветер доносит голос муллы.

– Что поет? – поворачиваюсь к отцу Хабиба.

– Это азан! Послеобеденное время Намаз. Призывает именем Всевышнего людей на молитву.

Говорит негромко – но я разбираю:

– Хайя аля ас-салят, хайя аля аль-фала…

– Как переводится?

– "Спешите на молитву, спешите к спасению". А вон, смотрите, озеро. В детстве мы купались, сейчас разводят рыбу. Большое, почти 30 гектаров. А с этой стороны, если приглядеться, увидим теплицу Хабиба. Во-о-н она!

Я щурюсь. Наконец вижу правильную.

– Эта его, а эта – моего брата Нурмагомеда. Двух чемпионов мира. Огурцы выращивают, помидоры. А вон там участок – селение подарило Хабибу. Надо сегодня документы забрать.

– Хороший?

– Отличный! Озеро рядом. Ему приятно, селению тоже.

– Это что за горка под нами?

– Это не гора, это курган. Всякие отходы. Бывший карьер. Мы бегаем 130 метров снизу вверх по этой дорожке. Сколько здесь чемпионов мира выросло… Вот такой наш Кироваул…

– Это здесь вы продали когда-то все имущество – чтоб отремонтировать спортивный зал для пацанов?

– Четырех своих быков продал – больше у меня ничего не было. Отремонтировал и начал тренировать. 11 сентября 1987 года открыл!

– Быков жалко было?

– Даже не как мясо жалко было – я их вырастил. Но знал, что деньги на благородные цели. Одного называли Мишка. Это большой такой, серый. Шведская порода.

– Я сейчас расплачусь.

– Есть в Дагестане коровы удивительной породы зебу. Они как львы.

– С гривой?

– Нет, впереди здоровая грудь, большущие рога. До этого сельчане просили меня оставить этого быка как племенного. Я оставил на два года. Но когда надо было ремонтировать зал – продал и его. У меня больше ничего не было! Только жена, сын Магомед и эти вот бычки. Два взрослых и два молодых. Оставил себе только корову с теленком.

– Сколько стоит хороший бык?

– Сегодня средний бык – 40. Хороший – 60 тысяч…

***

– Судя по тому, как собрались на голову Это'О надевать стул в 150 килограмм весом, с собственной формой у вас порядок.

– Один раз без ног по канату поднимусь и спущусь. А с ногами – еще четыре раза. Когда готовлюсь в горах, все это делаю.

– Хабиб-то канат не любит.

– На всех снарядах можно уснуть – только не на канате! Никого не обманешь! Как задремлешь, сразу сваливаешься. Даже лежа со штангой можно уснуть. Пожалеть себя. От каната руки красные, мозоли жестокие.

– Как занимаетесь со жгутом – я своими глазами видел на махачкалинском пляже.

– В упражнениях на пресс со жгутом могу лично проверить весь состав сборников. В штанге есть 5-6 элементов, в которых и сейчас соревнуюсь с ведущими. В 55 лет!

– Невероятно.

– С Исламом Махачевым в крестном захвате, бросках у меня счет 1:1. С Хабибом на подсечках 2:1.

– Кто ведет?

– Я, конечно. Ислам Мамедов мне проигрывает 1:3 на крестном захвате, подхвате, броске.

– В какие моменты особенно чувствуете возраст?

– На перекладине. Выступал я с весом 71, сейчас – 111. Вот в штанге и гирях дело не хуже, чем в юности.

– До старости вам точно далеко.

– Как говорят у нас на Кавказе, 80 лет – это пожилой. Старик – это за 100. Мне до старости далеко! Хабиб может со мной поспорить о спортивной диете. Пусть! О развитых технологиях. Это сын знает лучше, чем я. А в жизненном опыте – разве он может со мной спорить? Вот в чём можно со мной спорить? Давай, расставь шахматы!

– Ну уж нет. Я знаю – в шахматы с вами играть бесполезно.

– Помозгуем! Если ты умен!

– Готов смириться с поражением сразу.

– Или возьми, напиши диктант со мной…

Абдулманап загорелся азартом. Неведомым образом, словно у факира, в его руках образовался словарь Ожегова. Листает:

– Я Хабибу говорю: "Вот словарь на 40 тысяч слов! Давай напишем диктант по 100 слов. Кто лучше знает?" Да кому угодно могу предложить. Или о географии поговорить. Об истории.

– Ни в чем вас Хабиб не переспорит?

– Футболистов он может перечислить больше. Хоккеистов тоже. Память у него лучше. Хотя я могу сейчас на память сказать номер своего комсомольского билета. Или общества трезвенников. Номера всех автомобилей в моей жизни. В шахматы меня ни один ученик не обыграет. Да и тренер тоже!

– Даже вничью с вами Хабиб не сыграет?

– Ни старший, ни Хабиб. Хоть старший еще умнее – пользуется и компьютером, и комбинациями. Не даю ему выиграть! Племянник мой ходит шахматами заниматься, – и он выиграть не может. Да что там шахматы! Пусть на велосипеде меня уберут.

– Не смогут?

– Вряд ли смогут. Рекорды, которые я ставил в возрасте Хабиба, до сих пор никто в районе не побил. Хабиб не просто так появился – до него три поколения Нурмагомедовых себя показали.

– Сейчас не пробовали повторить на велосипеде то, что делали когда-то?

– Сейчас мне любой ученик проиграет на велосипеде! Что в скорости, что в дальности. Можем вот что попробовать – кто дольше простоит на велосипеде на одном месте? Я вам покажу это видео. Стою на старте 3 минуты. Не касаясь ногой земли. Кто повторит?

– Хабиб сможет?

– Даже Хабиб проиграет! Ещё никому не дал обыграть себя в велосипеде, шахматах, футболе и настольном теннисе. Они знают.

– Хабиб удержался, не поколотил того корреспондента. А вы когда в последний раз с трудом удержались, чтоб не надавать оплеух человеку на улице?

– Полгода назад летел "Победой". Жарко было, снял куртку и положил в сумку. Мне говорят: "Такие габариты не входят". Нельзя заносить! А я проверял – все входит. Снимаю куртку, надеваю. Беру сумку и иду на посадку. Тот схватил меня: "Вы куда? Сейчас снимем вас с рейса!" Я руку отодвинул: "Гарантирую – самолет без меня не улетит. Попробуйте задержать!"

– Почему не улетит?

– Со мной летела сборная России по боевому самбо. Ребята, целая команда, уже начали выходить обратно. Они бы просто не дали самолету улететь. Вот тогда-то я подумал: эх, встретились бы мы с тобой в другом месте – ты бы от одного взгляда успокоился…

***

Возвращаемся ночью из аула в город. Абдулманап почти засыпает за рулем.

– Садись ты!

– Нет-нет-нет, – открещиваюсь. Цепенея от мыслей о цене и мощи белого Land Cruiser.

Заезжаем в придорожное кафе. Рядом дверь с надписью "молельная". На столике табличка "В долг не даем. Оплата заранее". Заказываем чуду и чаек.

Абдулманапа тотчас узнают – готовы, кажется, пойти на крайность. Отпустить в долг, будь такая нужда. Окружают пацаны, расспрашивают о Хабибе.

Нурмагомедов достает телефон, отыскивает какое-то видео. Затаив дыхание, смотрят все.

Одной рукой держит экран, другой давит в чашке с чаем лимон. У Абдулманапа все приправлено лимоном.

– Первое средство от давления…

Садимся в машину.

– Совсем другое дело! – встряхнулся он.

На обочине мелькают коровьи силуэты. Вспоминаю вслух, когда-то мне говорили – нет ничего страшнее вышедшей ночью на дорогу коровы.

– Ну да, – равнодушно пожимает плечами Абдулманап. – Маленький танк! Представьте – летите 110, и на вашем капоте корова. Сминает все.

– Судя по всему, у вас такого не было.

– Было!

Я замираю.

– Бодались две на обочине, одна резко выскочила на дорогу. Хорошо – не ночью. Тормозной путь у меня был 16 метров. Подсадил телку на капот. Фару разбила, немного примяла. На боку рана. Я схватил нож – думал зарезать.

– Удалось?

– Бежал за ней полтора километра. Ушла! Видно, только шкуру ей надорвал.

***

– "Заслуженным тренером" вы стали?

– В 2004-м. Я "заслуженный" по трем видам. У меня чемпионы мира и Европы в боевом самбо, смешанных единоборствах, 3 чемпиона мира в панкратионе… Я постоянно в зале! В понедельник, среду и пятницу работаю со сборниками. Четверг у них игровой день. В субботу бегаем в горы Тарки-Тау и паримся. В воскресенье можно съездить к родителям в селение.

– Вы можете сделать толкового бойца из кого угодно?

– Нет. Нужен материал! Человек, жаждущий победы. Обучаемый.

– Сколько вам надо смотреть на мальчишку, чтоб все с ним было ясно?

– Неделю. Это чтоб было ясно все. Через 3 дня приблизительно представляю, до какого уровня дойду с этим человеком. Бойца, который может, но не хочет, видно сразу. Был я недавно в Киргизии в спортинтернате, там 400 учеников. Прошел по разным залам. Отметил про себя 7-8 пацанов из шестого-восьмого класса. Подумал: лет через семь мог бы из них вылепить кандидатов в олимпийскую сборную от этой страны. Но это были бы 7 лет мощной работы! А дали бы ребят посильнее – подготовил бы в тройку на Олимпиаде.

– Как-то за один вечер от вас ушло пять учеников. Ощущения?

– Это были тяжелые времена и для меня, и для них. Бывший мой ученик из Дербента предложил им зарплату – и они ушли в клуб "Чемпион".

– Какую зарплату?

– Кому 25, кому 50. Не знаю, кому от этого было хорошо. Но мне было неприятно. Сказал им иронически: "А завтра вам в Буйнакске предложат зарплату – что, туда уйдете?" В один вечер, считайте, нет костяка сборной России по боевому самбо. Осталась молодёжь: Ислам Махачев, Хабиб Нурмагомедов, Сагид Загахмаев, Ахмедшейх Гелегаев… Очень скоро в чемпионате России обыграли тех, ушедших.

– Всех пятерых?

– Четверых. 18-летнего Ислама Махачева в финале обыграли последним движением. Сейчас он в UFC.

– Для борцов месяц поста превращается в испытание. Но Хабиб, кажется, поступил хитро – днем спал, ночами тренировался.

– В этот месяц нельзя кушать с рассвета. В пять минут третьего мулла кричит: "Азан!" Все, с едой заканчиваешь. Часов на 16-18. Уразу открываешь в половине девятого, в девять вечера. Это несколько часов, когда можно кушать.

– Как проводите этот месяц?

– Уезжаем в горы. В Махачкале в этот месяц до 35 градусов жары. В горах максимум – 24. Да и Уразу держать в горах легче. Слышим: "Азан!". Молимся, часа в 3 ночи ложимся. Спим почти до обеда. Намаз, молимся, 17 ракатов. Начинаем работу.

– Боев в этот месяц не бывает?

– Лучше не драться. Это месяц для смирения. Что ж драться – если даже войны прекращались на это время?

***

Сидим в селе, перекусывает помидорами и пирогами. Чай на травах.

Вокруг удивительно красивые люди в папахах. Только ради этих сцен стоило ехать за тридевять земель.

С русского переходят на аварский – и полчаса не возвращаются. Украдкой вычисляю бывших и действующих борцов по расплющенным ушам. Борцов большинство.

Очень скоро я перестаю вслушиваться в этот язык, полный глухих и рычащих. Запутался во множестве "кх-х".

Сосредотачиваюсь на тортике. Рассматривая попутно все вокруг. Крошечный глобус. Ребятишек-футболистов, которые в борцовском царстве кажутся чудаками. Молодого бычка, бодающего кучу.

Улучаю вдруг просвет в беседе:

– Аварский язык живой?

– Еще какой! – почти обижается Абдулманап. – Мы здесь все аварцы. Один кумык. Вон он.

Кумык подмигивает мне дружески.

– Аварцев в Дагестане больше всех?

– Да. Около миллиона.

– Аварцы – какие они?

– Открытые душой!

– Чем отличаются от чеченцев, например?

– Как говорил имам Шамиль, с чеченцами надо брать города. Защищать – с аварцами. Мы мудрые и спокойные. Чеченцы более импульсивные.

На пороге появляется мальчонка с бланшем в пол-лица. Сурово протягивает ручонку.

– Он недавно в программе у Галкина был. Рекорд ставил по количеству подтягиваний, – слышу голос над головой.

Мальчонка молча кивнул – все правда. Был. Ставил.

Я не стал уточнять – не оттуда ли привез модный синяк…

Подписывайтесь на аккаунт vRINGe.com в Twitter, Facebook и Вконтакте: в одной ленте — всё, что стоит знать о боксе и ММА.
VRinge.com
Если Вы заметили ошибку - выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Включить комментарии
Новости партнеров
vRINGe Vision
Сопутствующие товары
Система Orphus