«Вадим погиб в бою. Официальные лица не сообщили никаких подробностей». Братья Головкина — кто они?

фото - «Вадим погиб в бою. Официальные лица не сообщили никаких подробностей». Братья Головкина — кто они?
Максим и Геннадий Головкины
19 Декабря 2020, 22:54
Геннадий Головкин родился и вырос в Караганде, в районе Майкудук. У него есть брат-двойняшка Максим (Гена на 15 минут старше). В секцию бокса они записались, когда им было по восемь лет. У Геннадия и Максима были старшие братья — Вадим и Сергей. Оба умерли в армии: Вадим — в 1990 году, Сергей — в 1994-м.

«Мои первые воспоминания относятся к пятилетнему возрасту, — рассказал Головкин в интервью The Players Tribune в 2017-м. — Я в своем городе в Казахстане — он называется Караганда. Это известный район добычи угля. Не такой уж и большой город, совсем не похожий на Нью-Йорк.

Для меня это были простые времена. Хорошие воспоминания. Я ходил в детский сад. У меня были друзья. Школа мне нравилась. Мама работала в лаборатории. Она была умной. Иногда она брала меня с собой, но всегда говорила мне: «Не трогай». Папа работал на угольной шахте. Но мне никогда не разрешали поехать с ним. «Слишком опасно», — говорил он мне. Но пару раз я видел, как он выходит из шахты, весь в черной угольной пыли. Я помню, как блестели его глаза, когда его лицо было покрыто сажей.

У меня есть брат-двойняшка Максим, а еще были старшие братья — Вадим и Сергей. Для нас с Максимом они были боссами. Они были намного старше, намного крупнее, и мы смотрели на них с уважением. Мы никогда не говорили им «нет», а делали то, что они нам говорили».

Геннадий и Максим стали заниматься боксом, потому что так захотели Вадим и Сергей.

«Моим любимым занятием тогда было играть в футбол, — отметил Головкин. — Я всегда играл в футбол, в спортлагере — вообще весь день. За исключением одного дня, когда наш тренер сказал: «Может быть, сегодня мы попробуем бокс?»

Я был совсем крошечным и никогда раньше не боксировал. У меня дома были перчатки — почти как у каждого ребенка. Бокс — популярный вид спорта в Казахстане. Но я хотел играть в футбол. Любил футбол. Однако Вадим и Сергей сказали, что мне следует попробовать себя в разных видах спорта. «Просто попробуй бокс, — сказали они. — Вам с братом нужно разнообразие». Я просто кивнул, и на следующий день они отвезли нас в боксерский клуб.

Сначала мне там не понравилось. Я не любил бокс. Кто хочет получить удар по лицу? Это опасный вид спорта, и мне к тому же хотелось играть в футбол. Но бокс дался мне легко. Я быстро понял, как боксировать. Я был очень и очень хорош — сразу же. Уже в первый раз, когда вышел на ринг, я знал, что нужно делать. Помню первые спарринги. Там было много крутых ребят, но я не испугался. Я тоже был крутым.

Вадим и Сергей для меня были героями — какими и должны быть старшие братья. Мы вместе смотрели бои Майка Тайсона, Мохаммеда Али, ШугарРэя Леонарда, российских боксеров-любителей. Может, я и не любил драться, но мне нравилось смотреть бои. Мы всегда говорили о них: «Вы видели это? Видели этот удар?»

Геннадий не хочет раскрывать обстоятельства гибели Вадима и Сергея. До сих пор неизвестно, что точно с ними произошло в армии. Журналист Sports Illustrated Крис Мэнникс в 2013-м сделал большой материал о Головкине, где говорится, что Вадим «погиб в бою»: «В 1990-м Вадим погиб. Погиб в бою. И не было никаких объяснений от правительственного чиновника, который позвонил Головкиным, чтобы сообщить об этом. Никаких подробностей. Там армия так не работала. Его просто не стало, и все. Головкин помнит слезы родителей. Он помнит чувство пустоты. Он помнит похороны без тела. В 1994-м снова раздался звонок — умер Сергей. Снова были слезы, вернулось чувство опустошенности, намного большее, чем-то, которое было четыре года назад. Потеря одного брата была очень мучительной. Но двоих... И снова официальные лица не сообщили никаких подробностей. Как и Вадим, Сергей был мертв. Вот и все».

«Вадим и Сергей пошли в армию. Они не вернулись, — сказал Головкин в интервью The Players Tribune. — Воспоминания об этом мне не нужны. Я не хочу об этом говорить. Даже после того, как Сергей и Вадим покинули нас, мы с Максом продолжали боксировать. Я становился все сильнее и сильнее. Но родители, в отличие от старших братьев, не приходили на наши тренировки. Моя мама не могла на них смотреть — она не любила бокс. Я просто говорил ей, что все в порядке, когда приходил домой с кровью на рубашке».

Геннадий сделал потрясающую карьеру в любителях. 345 побед и всего-то пять поражений, выигранный в 2003 году чемпионат мира, а в 2004-м — серебро Олимпиады.

«Мы с Максом были в одной весовой категории, — вспоминает Головкин. — Так что мы чередовали участия в соревнованиях. Но когда дело дошло до финала, где решалось, кто поедет на Олимпиаду, Макс посмотрел на меня и сказал: «Ты из нас старший, ты должен сделать это».

По словам Геннадия, Максим — рассудительный и дисциплинированный. В 2017-м ESPN Magazine выпустил большой материал о Головкине. Во время интервью брат был рядом с ним. «Боец», — показал Геннадий на Максима. «Уличный боец», — показал он на себя.

Тогда же, в 2017-м, Головкин дал интервью L'Equipe. «В детстве он [Максим] был сильнее и мощнее меня, у него была высокая скорость, он быстрее усваивал необходимое и, самое главное, он был более дисциплинирован, — сказал Геннадий (перевод vesti.kz). — Я же любил подурачиться, потому что мне нравилось заниматься другими видами спорта, но и боксом тоже. Мы оба были способными, но Максим был на голову выше меня как боксер. Мы выступали в одном весе. В 15 и 16 лет мы вместе вышли в финал чемпионата Казахстана. Все хотели узнать, кто из нас сильнее, но для наших родителей было немыслимо, чтобы мы провели бой. В первый раз брат снялся с финала и позволил мне стать победителем. Через год точно так же поступил я.

Сборная? В то время боксеру надо было самому покрывать часть расходов в сборной. Моя семья не была бедной, но денег для двоих не хватило бы. Мы по-прежнему были в одной весовой категории. Существовала вероятность того, что нам пришлось бы проводить бой, чтобы определить того, кто поедет на чемпионат мира или Олимпиаду. Это было непросто для Максима, но он уступил мне дорогу. Ради меня он завершил боксерскую карьеру. Это был невероятный жест, за который я буду благодарен ему всю жизнь».

«В то время, в советское время в Казахстане, нужны были деньги, чтобы попасть в национальную сборную, — сказал Максим Головкин в фильме телеканала HBO, который вышел в 2017 году перед боем Головкина с Дэниелом Джейкобсом. — Я не скажу, что у нас была бедная семья, но была рабочая семья, и не хватало денег, чтобы нам двоим ездить в сборную. Тогда у Геннадия желания и умения стало больше немножко. Нет, у меня нет сожаления по этому поводу».

Максим входит в команду Геннадия на протяжении всей его карьеры в профи. Они всегда вместе. «Я очень горжусь своим братом, — говорит Максим. — Я помню боль, кровь, пот и слезы от тренировок, когда нам было 10-20 лет. Это у нас в крови — мы не любим проигрывать».

VRinge.com
Если Вы заметили ошибку - выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Включить комментарии
Новости партнеров
vRINGe Vision
Система Orphus