Интервью Виталия Минакова: Хочется завоевать титул Bellator

фото - Интервью Виталия Минакова: Хочется завоевать титул Bellator
Виталий Минаков
12 февраля 2019, 17:03

Бывший чемпион Bellator в тяжёлом весе россиянин Виталий Минаков (21-0) возвращается в промоушен впервые с апреля 2014 года. В рамках турнира Bellator 216 в Анкасвилле (США) он проведёт реванш с Чиком Конго (29-10-2). Именно Конго он победил в последнем на данный момент поединке в Bellator, выиграв по очкам в 5-ти раундах.

В интервью «СЭ» Минаков рассказал о подготовке к предстоящему бою, а также своём прошлом, настоящем и будущем в ММА. 

– Что будете делать в оставшиеся несколько дней перед боем?

– Сбор закончился, осталась легкая работа, лапы, пробежка, техническая работа. Подшлифовываем наработки. Потом вылетаю в Коннектикут, и на месте сделаем коротенькие тренировки, будем накапливать энергию к бою.

– Вы этого соперника хорошо знаете. В чем его опасность?

– При хорошем уровне моей подготовки это не то, чтобы самый страшный соперник, хотя опасность есть. С ним можно проводить поединок довольно уверенно. Про него скажу то же, что и пять лет назад: он неуступчивый, не слабохарактерный, не проигрывает бои до старта. Он не из тех, кто сильно волнуется. Он может упасть в глухой нокдаун, а потом подскочить и победить нокаутом, как было в бою с Берри. Очень стойкий боец этот Конго, при этом грамотный: больше работает в стойке, но против борцов действует вторым номером. Ему уже 43, но выглядит он лучше и фактурнее многих. Не знаю, в чем его секрет.

– Вы бы хотели драться до 43 лет?

– Нет, конечно, не хотел бы! Всему свое время. Нужно находить себя в жизни. Спорт – это явление, но оно скоротечное. Уходит здоровье, уходит и спорт. В 43 найти себя вне спорта сложно. Хотел бы чтобы у меня этот переход произошел раньше.

– Насколько ваш первый бой влияет на нынешний поединок? Вы будете опираться на прежний опыт, или сейчас вообще другая история?

– Конечно, это новая история. Конго сделал выводы, может, у меня нашел слабые стороны. Человек, который столько лет выступает на таком уровне, не может не провести анализ. Я тоже прекрасно понимаю, что нужно делать в этом поединке. Главное, чтобы хватило кондиций.

– И что нужно делать?

– Зачем сейчас говорить? Все увидим в клетке. Есть несколько вариантов развития событий, но все планы могут разрушиться, такой у нас спорт.

– Правда, что победитель вашего боя будет драться за титул с Райаном Бейдером?

– Да, наш бой – претендентский, это правда.

– Несколько дней общался с Сергеем Харитоновым. Он сказал, что ему сейчас титулы вообще не важны, он просто идет от боя к бою. У вас есть титульные амбиции?

– Да, титульные амбиции есть. Хочется завоевать пояс, но в данную секунду это не настолько важно, потому что мне сначала нужно победить Конго. Нужно просто выигрывать свои поединки, в этом я разделяю позицию Сергея.

– У вас есть цель в будущем перейти в UFC?

– Говорить про переходы сейчас точно не имеет смысла. У меня действующий контракт с Bellatorи меня все устраивает.

– Вы когда-нибудь были близки к тому, чтобы оказаться в UFC?

– Не был, никто на меня не выходил. Интерес был, это да, но до конкретных предложений не доходило. И это никто не будет обсуждать пока есть контракт с Bellator. Кстати, сегодняшние условия тут намного интереснее, чем UFC. Это совсем другая история, чем было несколько лет назад.

– В 2016 году вышло интервью с вами, в котором сказали, что в UFC ребята даже от подзатыльников падают. Насколько это соответствует действительности сейчас?

– Это – вырванная из контекста фраза. Если не ошибаюсь, я говорил, что дивизион в UFC возрастной, и некоторые падают от подзатыльников. Сегодня дивизион существенно омолодился, и это уже не актуально. Я вообще не позволяю себе вызывающее поведение.

– Кстати, о вызывающем поведении. После поражения Федора Емельяненко от Бейдера на российского бойца вылилось много критики от своих же соотечественников. Оказалось, что у него много хейтеров, которые злорадствовали. Вы тогда сказали, что нужно дать по шее каждому, кто его критикует. Давайте разберемся в ситуации.

– Критикуют не болельщики ММА. Болельщики, которые любят Федора и смотрят его давно, не будут злорадствовать. А хейтеры, о которых вы говорите… Хочется довольно жестко высказаться в их адрес, но я постараюсь помягче. Как могут эти люди судить кого-то, а тем более таких людей, как Федор? Сами они чего в жизни добились? Человек, который чего-то в жизни добился своим трудом никогда не станет лить грязь на другого заслуженного человека. А сидеть и поливать грязью в интернете – это стыдно. Причем поливать своих же.

Ну хорошо, завтра не будет Емельяненко, Харитонова, Олейника, меня, Саши Волкова. На кого эти ребята будут выплескивать свои эмоции? Ради кого будут просыпаться в 7 утра? Странно, когда мешают с грязью своих же. Я не читаю эти гадости, а вот моя супруга читает. На днях я выложил фото, и она сказала, что мне предъявляют за то, что на моей футболке изображен американский флаг. Но это такой бред. Они сами носят англоязычные футболки, пользуются всем иностранным и что? Как будто есть задача втоптать в грязь все наше.

– А в чем причина такого быстрого поражения Федора? У многих сложилось впечатление, что сам удар получился не очень акцентированным.

– А ты поспраррингуй и посмотришь, что это такое, пропустить подобный удар. Самые глухие нокауты случаются тогда, когда кажется, что бьют легко. У меня не раз бывало ощущение, что я промахнулся, а на самом деле черканул по бороде, и человек наглухо засыпает. Главное – видишь ты удар, или нет. Федор, наверное, удара не видел. В таком случае нокаут почти неизбежен. Но об этом только он сможет рассказать.

– Бейдер назвал себя лучшим бойцом вне зависимости от веса. Это правда так?

– Если у него и есть слабая сторона, то она в самоуверенности. Хотя он чемпион в двух категориях и доля правды в его словах есть. Спорить сложно.

– Федор в основном тренируется в России, иногда – в Голландии. Вы – в США. Где лучше работать, чтобы стать чемпионом?

– Сколько раз приезжал в Штаты, точка зрения постепенно меняется. Если раньше я думал, что здесь условия лучше, то сейчас я так не думаю. Готовится можно и у нас, условия не хуже. Главный вопрос – соберешь ли ты команду. Федор делает правильно: у него своя команда, спарринг-партнеры подобраны под него, весь процесс заточен под него. Так и должно быть. В Америке людей много, вариантов с кем поспарринговать тоже хватает, но под тебя работу выстраивать здесь никто не будет, какой бы ты ни был чемпион. Есть также проблемы с языковым барьером. В общем, я пришел к выводу, что буду отныне готовиться дома. А приезжать в США буду за две-три недели. Все что необходимо, у нас есть. Если набрать классную команду под себя, то ехать никуда не надо. Говорят, в Америке все круто, все бойцы там монстры – это не так. Поработав там много лет, я пришел к такому выводу. Конкурировать можно и с Веласкесом, и с другими ребятами, они тоже люди, мы ничем не хуже.

– То есть, вы остались недовольны этим лагерем в США?

– Нет, я доволен подготовкой, но мне комфортнее, когда работа вся выстроена под меня. Я так работал в борьбе, поэтому стал чемпионом мира. Если бы тренировался в общей массе, я бы им не стал. Все сейчас было нормально, но можно сделать гораздо лучше в плане условий для себя. В общей группе сложно. Много делаешь не той работы, которая тебе нужна.

– Вы тренировались только в общей группе?

– У меня была и индивидуальная работа, но тренировки были групповые, да. Не то, чтобы это плохо, но были вещи, которые нужно было отрабатывать отдельно, оставаясь после занятий. Если резюмировать, то тут все нормально, но в следующий раз останусь дома. Это еще и ментальный момент, там уютнее и комфортнее.

– Какой бой были для вас самым сложным в карьере?

– Самый сложный – это финал Гран-при Bellator, полненький паренек тогда со мной дрался, Райан Мартинес. Получился сложный бой, но я был хорошо готов и выиграл техническим нокаутом в третьем раунде. А самый драматичный – с Ди-Джеем Линдерманом. Я подошел чересчур самоуверенно, не было возможности подготовиться нормально, думал, так проскочу. Несколько раз махнул руками и тело отекло. Я не контролировал его вообще. Меня там пошатнул его удар. Грогги не было, но ноги я чувствовать перестал. Если бы был второй удар, я бы упал. А так я выдержал. Было неприятно, это был хороший урок.

Чтобы не пропустить самые интересные новости из мира бокса и ММА, подписывайтесь на нас в Youtube, Facebook и Twitter.

VRinge.com
Если Вы заметили ошибку - выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Включить комментарии
Новости партнеров
vRINGe Vision
Сопутствующие товары
Система Orphus