Большое интервью Усика: о новом тренере, спарринг-партнёрах и переходе в хэвивейт

фото - Большое интервью Усика: о новом тренере, спарринг-партнёрах и переходе в хэвивейт
Александр Усик
26 ноября 2018, 11:19

Официальный You-Tube-канал абсолютного чемпиона мира в тяжёлом весе (до 90,7 кг) украинца Александра Усика (16-0, 12 КО) USYK17 опубликовал интервью с боксёром, в котором Александр рассказал о тренировочных лагерях, спарринг-партнёрах, новом тренере, задании на бой с Тони Беллью и переходе в супертяжёлый вес.

— Конец июля, начало ноября, два возможно, самых главных поединка в профи. Период отдыха между лагерями был очень мал?

— Очень мал. Я знаю, у меня после поединка с Муратом Гассиевым прошёл ровно месяц, и я заехал в новый тренировочный лагерь. У меня не было никакого желания пахать, преодолевать. Я вспомнил Валика (тренера по физподготовке) и сразу подумал: «Ё-моё, сейчас опять повторится: велосипеды, спарринги, плавание, мешки, всё, всё, всё». Я лежал в кровати, никого не было в комнате, я разлёгся и просто разговаривал с господом: «Иисус, помоги пожалуйста мне. Я вот сейчас потружусь и обязательно отдохну, обязательно уделю достаточное количество времени своей семье, детям, супруге».

— Мне повезло побывать в текущем и предыдущем тренировочных лагерях. В конце этого лагеря ты мне казался уставшим. Я не могу понять, это была психологическая или физическая усталость?

— Наверное, оба фактора. У меня был всего месяц после 12-раундового поединка с Муратом Гассиевым. Нужно было отдохнуть и ещё сделать какие-то реабилитации, а я через месяц уже заехал в тренировочный лагерь. Я семь дней побыл с семьёй на море и опять пахать.

— В новом тренировочном лагере был и новый тренер? У тебя снова поменялся тренер или это какой-то ход?

— Никакого хода, я начал сотрудничать с Юрием Ивановичем Ткаченко. Я с этим тренером уже очень давно знаком. Мы в любителях были в одной команде. Они очень хорошо общаются с Анатолием Николаевичем Ломаченко. Анатолий Николаевич помогает и помогал мне во всех моих поединках.

— Пускай и по Whatsapp, но Анатолий Николаевич — один из участников лагеря к Тони Беллью?

— Да, чётко доносит.


Ukrainian power — репортаж о бое Усик-Беллью от vRINGe


— У тебя растут не только имена твоих соперников, а и имена твоих спарринг-партнёров. Такие люди как Малик Скотт легко соглашаются приехать в тренировочный лагерь?

— Мы познакомились с ним в Америке, когда я готовился к Хантеру. Он помогал мне достаточно долго, две-три недели. Я хотел его пригласить в лагерь к Мурату Гассиеву, но у него не получилось. Он сказал, что на следующий поединок обязательно приедет. Он приехал сюда на две недели. Малик — высочайший профессионал, вместе со мной садился и просматривал бои Тони Беллью. Он смотрел то, что делает Тони и делал тоже самое, просто его копировал точь-в-точь. Если взять других парней, которые приезжали, то они просто «мотались», а вот Малик и ещё один британец реально сидели и смотрели поединки вместе со мной. Он даже в перерывах между раундами смотрел, что делает Тони.

— Какой лагерь был тяжелее: первый или второй?

— Они оба были сложными. Первый наложился на второй. Я даже ночью пару раз слезу пускал от этого: «Как так, господи. Что же происходит?» Меня потрясывало пару раз. Наверное, вот в этом и есть успех того, что я сделал.

— Почему перед боем с Гассиевым скрывалось имя тренера?

— Ну а зачем кому-то что-то говорить? Лучше выполнить и пускай об этом говорят. Самому кричать и бить себя в грудь — это ребячество. Тихонько, молча выполняешь свою задачу и всё.

— После того, как ты стал абсолютным чемпионом, не было ли мысли боксировать с кем-то из топ-10 и спокойно зарабатывать денежку?

—Так это же неинтересно. Нужно спортсменов сильных. Надо боксировать с первыми номерами, с топами и тогда о тебе будут говорить, и тебя будут знать.

— Волновался ли, когда приехал в Англию, на Манчестер Арену?

— Нет, наоборот мне нравится та атмосфера. Когда выходишь, а они все: «Фу-у-у». А я думаю: «Класс вообще, вот это они орут». У меня другое восприятие было.

— О чём ты думал, когда шёл в ринг под свою песню?

— Когда я иду на бой, я молитву читаю.

— Я не могу понять, ты бьющий боксёр, получается?

— Не знаю, нужно у людей спросить. Говорят, что нет.

— На момент нокаута ты проигрывал по запискам, ты чувствовал это?

— Нет, я выполнял задание.

— Задание было проиграть первые раунды?

— Нет, зачем проигрывать? Надо было «тянуть» его. Когда он попадал по мне, правильнее сказать — касался, то я понимал, что считают ему. Но это четвёртый раунд только. У меня ещё ох-хо-хо сколько впереди и я ещё не полностью включился. Я просто «протягивал», чтобы он потерял чувство дистанции, чуть-чуть выдохся. Я делал свою работу.

— А в момент нокаута ты полностью включился?

— Нет. Я включился уже, но хотелось побольше наносить ударов.

— Ты хотел этого нокаута?

— Я уже взвинчивал темп и я мог бы просто его забить в какой-то момент или поймать на контратаке и количеством ударов забить. Нокаут просто пришел.

— Беллью после боя нацеловался со всеми.

— Я думаю, это эмоции настоящего воина. Парня, который тоже кайфанул от того, что сделал. Концовка была не совсем хорошая для него, но он доказал, что он воин, что он не трус. Он никогда ни от кого не бегал и тут он делал всё, чтобы нокаутировать меня.

— Сравни двух соперников: Гассиева и Беллью? С кем было тяжелее?

— Это двое мужчин. С Тони было сложнее, потому что у него больше хитрых вещей, именно, хитрых. Он достаточно опытный профессионал. Мурат — молодой парень, 25 лет.


Ми ж такі, як вітер, кожен козак знає — репортаж о бое Усик-Гассиев от vRINGe


— Возраст ощущался?

— Понятно, что это ощущается. У него нет, наверное, ещё той уверенности, того опыта, тех проведённых поединков. У Мурата и по любителям очень мало поединков.

— После твоего боя с Муратом начали говорить, что Усик сводил Гассиева в школу бокса.

— Это Саня Гвоздик сказал перед моим боем.

— Я уже после боя это слышал, наверное, все подхватили. Ты согласен с этим?

— Грубо как-то. Перебоксировал. Мой план на бой был более успешен, я его «раскрыл». Сводил в школу — это грубиянство какое-то, но я выиграл вчистую.

— Будет ли переход в следующий вес? Когда следующий бой?

— Не могу сказать, когда следующий бой. Хочу чуть-чуть восстановиться. Я думаю, что бой в супертяжёлом весе будет, потому что мне внутри что-то подсказывает, что надо это сделать. По-другому ты не завоюешь тяжелый дивизион, по-другому ты не завоюешь признание людей, известность в других странах. Не только, чтобы украинские мальчишки хотели заниматься боксом и вести правильный образ жизни, а вообще все мальчишки мира. Это здорово — ставить перед собой новые цели, новые испытания, новые трудности. Это то, что тобой движет, тебя подогревает.

— Кого ты хочешь в соперники?

— Я сейчас не хочу о боксе даже разговаривать [смеётся].

— То, что ты пописал контракт на сопромоушен, означает, что твои командировки в Англию будут ещё долго?

— Минимум на три, четыре, может быть пять боёв.

— Подряд?

— Всё зависит от противников. Это может быть в Англии, Америке или ещё где-то.

— И от этого зависит твой вес?

— Я пока ещё не решил. Мы сядем с командой и правильно примем решение. Нужно пообщаться с умами бокса, с опытными людьми, но естественно за мной последнее слово.

— Ты устал худеть?

— Да нет, не устал. Нормально подхожу к весу. Просто, прикинь, вообще не нужно будет худеть, держать вес. Может даже набирать буду, качаться.


Чтобы не пропустить самые интересные новости из мира бокса и ММА, подписывайтесь на наши группы в Twitter, Facebook и ВКонтакте.

VRinge.com
Если Вы заметили ошибку - выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Включить комментарии
Новости партнеров
Последние комментарии
Сопутствующие товары
Система Orphus